Теория о том, насколько текущие уровни цен рынка нефти могут быть завышены за счет спекулятивного предложения, носит, естественно, чисто теоретический характер. Естественно и то, что такая теория зреет именно в моем уме. Кстати, если кто-то готов расценивать в этом отношении мои мысли в качестве плода ума воспаленного рынком, то у меня никаких возражений либо каких-либо обид нет. Эти первые предложения я рассматриваю в качестве вступления к изложению второй части своих рассуждений относительно текущего положения цен на рынке нефти.

Итак, что же мы имеем на сегодняшний день? На сегодняшний день на рынке складывается, казалось бы, парадоксальная ситуация, когда цены растут на фоне кажущегося увеличения стоимости американского доллара. Однако парадоксальность ситуации парадоксальна только на первый взгляд, как мне кажется. На самом деле ситуация логична и вполне объективна.

Начнем с того, что об укреплении американского доллара, о котором рассуждают на канале Bloomberg или, к примеру, у нас на РБК, говорить совершенно несерьезно. Если и есть реальная тема укрепления, то это национальные валюты, начиная с юаня и кончая нашим деревянным рублем. Однако для мирового рынка наиболее важным фактором является продолжающийся рост стоимости так называемых сырьевых валют. Ясно, что к числу сырьевых валют относятся доллары Австралии (AUD), Новой Зеландии (ТЯВ), Канады (CAD) и крона Норвегии (NOK). Кстати, наш рубль если бы и мог быть конвертируемым на мировом валютном рынке, также относился бы к разряду сырьевых валют.

Таким образом, что касается доллара США, то тут все ясно: его положение относительно дешевой в перспективе валюты, за которую можно покупать также на относительную перспективу времени нефть и металлы, сохраняется. Однако тема была мной заявлена совсем иная и касалась именно рынка нефти и того, насколько текущие уровни отличаются или могут отличаться от, относительно, "справедливой" цены для текущего периода. Не стану повторяться по поводу того, что "справедливой" цены не бывает вообще в природе, так как справедливость цены определяется именно рыночным предложением (спекулятивные уровни или нет – значения не имеет) и наличием спроса по этим предложениям. Таким образом, получается, что совершенно не имеет значения, кем и чем сформированы текущие уровни цен, к примеру, рынка нефти – они есть по факту. Однако есть в этом и некая несчастная собачонка, коварно тут зарытая.

Идея на самом деле в том, что государства в лице своих крупнейших производителей и переработчиков, если говорить именно о нефти, достаточно строго осуществляют планирование вероятной динамики цен рынка. Для чего такое планирование существует, рассуждать не стоит – оно есть как данность. С другой стороны, в этом планировании, надо думать, учитываются и факторы спекуляций, которые могут цены поднять выше и опустить ниже. Ясно, что предугадать рост и снижение спекулятивного спроса, роста/снижения цен рыночных предложений, маловероятно. С другой стороны, как я понимаю, можно предполагать некие неконкретные уровни роста/снижения спекулятивных предложений, а их приблизительные границы в процентном выражении роста/снижения стоимости товарного актива.

Возвращаюсь к своим "несерьезным мыслям" из первой части рассуждений по поводу цен рынка нефти. Ну, типа, вычитав где-то про то, что около 30% контрактов на бирже – это контракты с реальной поставкой, я строю свою теорию именно на этом, как и следует из первой части "несерьезных рассуждений".

Предположим, что Китай стал закупать нефть в начале второго квартала, когда стали или могли уже оцениваться перспективы воздействия на рыночные тенденции антикризисных мер (период описан в первой части). Кроме того, уровни рынка нефти (чем является уровень $50, я уже неоднократно описывал) выглядела перспективной для стратегических покупок. Покупки начались в конце апреля 2009 года – факт истории.

Теперь, когда покупки сырой нефти планировались, в них, вероятно, закладывался и план предполагаемого роста цен. Для чего покупать, если не планируется рост покупаемого товара? Как консервативный игрок на рынке, Китай мог планировать рост стоимости товарного актива, в данном случае нефти, на 30, не более, как мне думается, процентов. План мог строиться на период не позднее завершения третьего квартала в сентябре. В итоге получалось, что в плане были такие цифры: $50 базис покупок + 30% = $57,50 за баррель в сентябре. Однако китайцы не идиоты, как мне кажется, и могли заложить в план ускорение роста стоимости за счет спекуляций, что не учитывать было бы просто глупо. В таком случае если они читали те же книжки, что и я, то какие же проценты спекуляций могли закладываться?

Если судить по книжкам, то реальные контракты, как и говорилось, составляют только 30% всего объема заключаемых контрактов. Так что же, к планируемой стоимости нужно плюсовать все 70%? Думается, что это было бы слишком. Вернее было бы, как мне кажется, именно 30% спекуляций прибавлять к планируемым показателям. Дело в том, что спекуляции есть данность рынка, с которой приходится считаться всем, и производителям, но, в первую очередь, покупателям.

Деваться некуда, на рынке есть цены, и они так или иначе будут приняты. Вчера, к примеру, покупали картошку по 5 руб., а сегодня уже по 5,50 руб., и что, не станем покупать? Сначала, естественно, покажется картошка дорогой и покупать будем чуть меньше, но позже привыкнем, а еще позже вообще забудем, что цены были по "5 руб., но мелкие…". Вот и наши цены, вероятно, в таком же положении.

При условии такого планирования цифры плана у Китая были несколько иные: $57,50 (планируемый рост на 30%) + 30% (спекуляции) = $67,25 за баррель к концу сентября. По итогам сентябрьских торгов, как и говорилось, котировки смеси сырой нефти марки Brent закрылись, как не смешно, на уровне $67,75. Ошиблись планировщики из древнего Китая, выставив ордер на получение профита на уровне $67,25, не исполнился, просто горе-трейдеры. Не могли применить волновую разметку или ФИБО, с уровнями каких-нибудь линий скользящих средних использовать.

Шутки в сторону. В рынке работает все, что позволяет получать прибыль, а они, китайцы, не умея пользоваться передовыми достижениями технического анализа, использовали свои методы и, думаю, прибыль получили именно искомую. Далее, уже на период нового 2010 года, Китай стал снова строить коварные планы в отношении получения прибыли от покупок товарных активов и сырой нефти в частности.

Как могут строиться планы в мозгах экономистов из разных, министерств Китая, я даже и не думаю предполагать – я этого не знаю и знать не могу. Хотя, могу, конечно, позвонить великому Василию Пупкину за пояснениями. Тут же все просто: если что и планируется, то без Василия никто обойтись не может, а Китай – в первую очередь.

Как я и написал уже в первой части, в планах сейчас присутствуют оценки фактической динамики роста цен рынка, где заложены показатели как планировавшегося роста стоимости, так и прилепившихся к этому росту спекуляций. Я считал, что имея по факту уровни рынка $80, даже не имея никакого понятия о каком-то там коридоре, который определили в ОПЕК, $80 долларов по факту – 15% = $68. Чем является показатель $68, я написал уже – это что-то типа некой относительно справедливой стоимости на конец финансового года. Естественно только имея уже показатели первого финансового полугодия, то есть периода торгов с начала октября 2009 по конец марта 2010 года, можно начинать строить планы на период оставшегося времени в 2010 году.

Если в планах Китая, к примеру, в 2009 году был заложен уровень $50 как базис покупок, то, я так думаю, это уровень сместился в сторону увеличения за счет динамики рынка к концу сентября. Как этот уровень мог сместиться? Тут опять я пробую применить свою смешную для кого-то формулу. Если кто внимательно читал первую часть рассуждений, то помнит, как я использую логику применения не именно 30%, а 15%. Так вот, имеем на сегодняшний день факт цен рынка нефти, которые могут, хоть и отдаленно, отражать некую справедливость цен на уровне $68 за баррель. Теперь я вычитаю из них 15%, то есть я получаю предполагаемо реальный базис объективных покупок рынка нефти за счет спекуляций и согласия реальных потребителей, покупателей и производителей вместе взятых, который сместился в сторону роста выше $50. Проще говоря, Китай был готов покупать в прошлом году смело на уровне $50, а теперь на уровне следующего расчета: $68– 15% = $57,80 за баррель.

Однако в планах Китая как, мягко говоря, заметного участника рынка нефти снова возникает расчет планируемого роста и, как мне кажется, уровня начала покупок. Ну, 30% спекуляций прибавить к базовой цене $57,80, это святое, и что же получаем? А получаем мы уровень $75,14, что становится крайне интересным. Ясно, что остается вариант, он типа на всякий случай, плюсовать не все 30% (вдруг спекулянты не будут так активны….), а только все те же пресловутые 15%. В таком случае снижение допускается до уровня $66,70, и он может стать основой для начала покупок.

Все это просто игры ума, естественно сильно воспаленного рынком, однако. А это "однако" в том, что цифры, о которых я говорю, странным образом совпадают со многими цифрами, указываемыми аналитиками сырьевого рынка. Это близко к цифрам тех, кто ожидает заметной коррекции на рынке нефти в область $65, и тех, кто в сильную коррекцию пока верит, и видит только перспективы роста в область $90-100 за баррель.

Вот такие не слишком серьезные мысли у меня имеются после посиделок с Василием Пупкиным на его даче за бутылочкой Château Pontet-Canet Pauillac розлива 2005 года по $100 за бутылку. Мы вспоминали прекрасных женщин, желали им счастья и успехов. Поговорили о планах восстановления экономики мира и о том, что миру нужно помочь принять верное решение. Уже начали, было, находить решение, как завершить кризис, но позвонил Брак Обама и попросил Василия приехать к нему на ужин. Мы обнялись с Василием и попрощались. Василий сел в свой скромный старенький Falcon 2000 EX и улетел.

Поверьте, он обещал вернуться, и потому за рынок нефти беспокоиться не стоит.