Революция — это всегда форс мажор для инвесторов и трейдеров форекса, бирж, грозящая обвалом рынка и прочими бедами. Где ждать следующую революцию после Туниса, Египта, Ливии? Свои прогнозы дали The New York Times и Wall Street Journal

По мнению портала трейдеров «Биржевой лидер» этот распространяющийся в миреThe New York Times и Wall Street Journal: в каких странах ждать следующую революцию?

вирус цветных революций, захвативший мусульманский мир, заставляет ведущие новостные СМИ мира начать публиковать собственные прогнозы о будущем этого тренда.
Нонсенс этих прогнозов заключается в том, что природа этих революций для западных аналитиков не ясна, пояснили эксперты землячества США академии форекс и биржевой торговли Masterforex-V. Они до сих пор не могут понять, почему «лихорадит» Ближний Восток и Северную Африку? Понимая этот ключевой момент (критерии революций не ясны, соответственно не понятна ни сила тренда, ни его вектор), серьезные западные СМИ уже начали публиковать прогнозы... где произойдет следующая революция?

The New York Times: следующие революции произойдут в Алжире, России, Азербайджане, Узбекистане и Венесуэле
 
The New York TimesКрупнейшее издание в США “ The New York Times” недавно опубликовало материал Христии Фрилэнд (CHRYSTIA FREELAND) «Оценка революций, в ожидании оных». В котором американская журналистка делает целый ряд важных открытий, не оставляющих камня на камне от всей западной аналитики. Оказывается:
• все видные эксперты Запада «проворонили» революции в Тунисе и Египте (не говоря уж о Ливии). В итоге, сначала аналитики МВФ сделали относительно Египта самый благоприятный прогноз, затем директор ЦРУ Леон Панетта, выступая в конгрессе США, повторил ту же ошибку;
• американские спецслужбы и военные ожидали революции «абсолютно не там», потратив за последние три года $125 миллионов на всевозможные компьютерные модели, призванные предсказывать народные волнения, но, ни Египет, ни Тунис не были в «зоне риска»;
• невозможно точно прогнозировать следующие народные восстания, признается Христии Фрилэнд, однако она предлагает критерии, согласно которым можно определить его высокую вероятность или «потенциал для восстания»;
• для расчетов «потенциала для восстания», Христия Фрилэнд вместе со своим коллегой Питером Рудегейером использовали четыре основных критерия:
— уровень политической свободы;
— уровень коррупции;
— уязвимость к ценовым шокам в секторе продуктов питания;
— и степень проникновения интернета.

О точных результатах исследования журналистка The New York Times почему-то... не пишет, но признает, что Египет, Ливия (это уже очевидно), Алжир, Узбекистан, Азербайджан, Венесуэла и, главное, Россия оказались в первой десятке стран, в которых стоит ожидать революцию.

То есть, если следовать логике The New York Times, страны которые десятилетиями лихорадит: Ирак, Сомали, Судан, Ливан, Пакистан – там все стабильно, а немусульманские Россия и Венесуэла, как всегда «идут по лезвию ножа». Про остальные страны из «взрывоопасной двадцатки» журналистка даже не пишет, ведь главный месседж сделан: «на очереди революция в России»! Доказательства? Да, ни каких!

О том, что ситуация в России, является, мягко говоря не простой (терроризм, межнациональные конфликты, продолжающееся расслоение общества на власть и олигархов, с одной стороны, и весь остальной народ с другой стороны и др.), уже соглашается и сами власти России, пояснили аналитики землячеств России и арабских стран Академии Masterforex-V, но для такого солидного издания, как The New York Times, писать, что ситуация в Ираке, Афганистане, Судане, Ливане, Пакистане... здесь мало, что от науки, больше от идеологии и пропаганды, которую, кстати, абсолютно буквально, воспринимают американцы.

Подобный повышенный интерес к постсоветскому пространству и откровенно антиамериканским режимам уже не раз оказывал «медвежью услугу» американским аналитикам. В данном случае зашоренность как была, так и остается. Не поняв природу революций у откровенном про западных Тунисе и Египте, обозреватели “The New York Times” очень рискуют «проспать» очередную революцию, пояснил Евгений Ольховский, руководитель землячества Канады Академии Masterforex-V.

Где ждет следующую революцию The Wall Street Journal?

The Wall Street JournalБолее серьезную работу провел обозреватель популярного таблоида «The Wall Street Journal» Ален Матич (Alen Mattich). Он определил 85 (!) государств мира, которым с той или иной степенью вероятности может угрожать опасность революции. Результаты его исследования выглядят более правдоподобными, поскольку:
а) в список включены не только противники и конкуренты США, но и их союзники, то есть действительное автор не заменяется желаемым;
б) рейтинг взрывоопасности государств основан на значительно более глубоком анализе, чем «вычисления» госпожи Фрилэнд.

Ален Матич называет следующие критерии, пересечение которых, может спровоцировать следующие революции в мире:
1. Уровень социальной несправедливости в обществе (в свою очередь он состоит из таких составляющих: уровень и восприятие коррупции, возможность для человека реализовать свой потенциал и разрыв между доходами богатых и бедных);
2. Склонность жителей страны к восстанию (учитываются: средний возраст населения, уровень безработицы в стране и доля ВВП на душу населения);
3. Доля в ежедневном бюджете семьи продуктов питания, известный в мире критерий «голодного бунта».

Как и следует поступать серьезному исследователю, Ален Матич заранее оговаривает, что у него не было возможности получить соответствующие данные по целому ряду стран (Ангола, Конго, Зимбабве, Мавритания, Танзания, Уганда, КНДР, Мьянма), поэтому они отсутствуют в его списке.

Рейтинг революционной взрывоопасности государств The Wall Street Journal Ален Матич
 
таблица