Волатильность на прошлой неделе оставалось высокой, глобальные рынки не выработали общей тенденции.

 На американских биржах позитивная динамика сохранялась в течение почти всей недели. Сначала росту способствовала публикация хорошей корпоративной отчетности и позитивный прогноз Alcoa, а также тот факт, что доходность греческих облигаций по итогам размещения оказалась ниже заявленного уровня в 5%. Затем поддержку рынку оказал прогноз Intel – корпорация сообщила, что ожидает рекордной прибыли. Позднее динамика котировок несколько ухудшилась под влиянием таких факторов, как падение розничных продаж, неблагоприятный экономический прогноз ФРС, а также снижение темпов промышленного роста в Нью-Йорке. Основные фондовые индексы в США завершили неделю в минусе: индекс широкого рынка S&P-500 потерял 1,3%, DowJonesснизился на 1%.
 
На рынках Азии наблюдалось снижение, обусловленное региональными факторами. В начале недели это были опасения по поводу возможного ужесточения режима регулирования на китайском рынке недвижимости. Дополнительное давление на котировки оказало то, что инвесторы опасались замедления процесса восстановления мировой экономики. Основные региональные индексы по итогам недели закрылись почти на 2% ниже либо с незначительным повышением.
 
На российском рынке в течение недели господствовал боковой тренд. Позитивное влияние на котировки оказал благоприятный обзор рынка энергоносителей, опубликованный Международным энергетическим агентством, однако падение цен на нефть с двухнедельных максимумов спровоцировало продажи. Впрочем, рынку удалось остаться «в плюсе» – по итогам недели Индекс ММВБ прибавил символические 0,03%, Индекс РТС вырос на 2,25% вследствие ослабления доллара против рубля.
 
Нефтегазовый сектор России в условиях новой налоговой политики
 
Последние предложения Минфина относительно налогообложения старых и восточносибирских месторождений показывают, что ведомство готово пожертвовать стабильным развитием нефтяной отрасли ради достижения краткосрочных целей бюджетной политики. Такие действия могут повлечь за собой снижение добычи нефти и сокращение налоговых поступлений. Мы понимаем озабоченность по поводу бюджета, для которого равновесная цена нефти составляет $95–100 за баррель. Если предложения по НДПИ на нефть будут одобрены, они могут привести к более серьезным последствиям, чем просто к снижению дохода на акцию на 8–9%. Если Минфин полагает, что с принятием новых предложений по налогам и транспортным тарифам нефтяные компании будут наращивать вложения в старые месторождения, чтобы заработать $4,1 на баррель свободных денежных потоков в добывающем сегменте, его может ждать неприятный сюрприз. Поскольку государство контролирует более 93% денежных расходов нефтедобывающей отрасли, компаниям гораздо выгоднее лоббировать снижение налогов, чем проводить геологоразведку, добывать нефть и заниматься инновациями.