Забыли пароль?

Зарегистрироваться на сайте

Отменить

Опционные грабли: инструкция по обхождению

Элвис Марламов, Журнал D` (Д-штрих) №8 (116), 25 апреля 2011 года

Рассказ Элвиса Марламова о его успехах и неудачах на поприще опционного трейдера

Каждый на фондовом рынке зарабатывает по-своему: кто-то покупает ПИФы с хорошим качеством управления, кто-то создает торговых роботов, кто-то занимается инвестированием в недооцененные акции. Я, например, всегда увлекался слияниями и поглощениями компаний, мне нравятся различные преобразования. Мой подход — искать то, что сегодня не видно ни с фундаментальной, ни с технической точек зрения, но способно резко изменить спрос или предложение на бумаги. Такими идеями оказались «префы» АвтоВАЗа или Ново-Уфимского НПЗ, важными событиями стали аукционы по продаже морских портов и пароходств, реорганизация «Ростелекома». Сделки с этими акциями принесли более 100% дохода. Однако подходов много, поэтому, успешно используя одни методы, есть вероятность параллельного поиска других способов заработать.

Например, в 2009 году интерес представляли облигации. Тогда можно было за 20–30% номинальной стоимости купить отличные бумаги. Однако то время прошло, оставив, правда, в портфеле дефолтные облигации «Амурметалла» и реструктурированные бумаги РБК. Нужен был новый объект для экспериментов. Естественно, речь шла о получении сверхдоходности. Создавать торговых роботов, зарабатывающих 1000% в месяц, я не брался из-за полного отсутствия навыков программирования и желания их получить. Ну и, честно говоря, для меня это до сих пор что-то мифическое. Как говорил Каспаров, выиграв у первого серьезного робота, электронный разум никогда не сможет придумать симфонию или нарисовать картину. Правда, потом он все же проиграл.

Подход к опционам

Где же взять искомый сверхдоход? Выбор пал на опционы. Естественно, я знал, что такое «колл» и «пут», но не более того. Дальше — темный лес. Поэтому я попытался изучить несколько умных книжек: «стрэнглы», «стрэддлы» и т. д. ввели меня в ступор, равно как и «улыбка волатильности». Возникло устойчивое ощущение, что, анализируя все описанные в теории приемы, можно просто сломать себе мозг. Думаю, многие из тех, кто пытался осилить все это, меня поймут.

С одной стороны, мне показалось, что опционы позволяют построить такую синтетическую стратегию, которая принесет прибыль без риска. В теории все выглядело очень красиво и убедительно. Особенно понравились схемы и графики, где были обозначены точки безубыточности и, самое главное, уровни цены инструмента, после которых пойдет доход. С другой — на самом деле я как был в этой теме «чайником», так и остался даже после прочтения книг и трезво отдавал себе в этом отчет. Более того, успешных аналитиков-практиков, которые бы давали советы, я тоже не нашел, по крайней мере в интернете. Хеджировать же (страховать от падения) свои акции через опционные контракты, для чего, собственно, они и предназначены, — не мой вариант, ведь я занимаюсь вторым эшелоном, а опционов, к примеру, на бумаги «Южного Кузбасса» нет и вряд ли появятся.

Тогда меня осенило: опционы можно использовать так же, как и акции, только эффективность таких действий гораздо выше, кроме того, существует вероятность регулирования риска, а главное — заранее известно, чем рискуешь. Постараюсь объяснить это все на своем опыте — четырех простых сделках: в результате первых трех я удваивал капитал, а четвертая привела к потере почти всей прибыли. По возможности я не буду использовать сложные термины, так как даже сейчас мои познания находятся на начальной стадии. Да и для первых сделок много знать не нужно (см. «На заметку начинающему опционщику»). Опционы — это просто!

Я перевел на брокерский счет экспериментальные 30 тыс. руб. (меньше — неинтересно, а больше — жалко) и подключил его к социальной сети Comon.ru так, что мои результаты стали видны всем.

1-я сделка. Покупка колл-опциона на «Газпром»

Эксперимент стартовал 21 июня 2010 года — практически сразу после того, как закончились июньские опционы и начались сентябрьские. Оказалось, что реально на FORTS торговать можно лишь опционами на индекс РТС, Сбербанк и «Газпром» — все остальное неликвидно. Для начала я просто купил опционные контракты на 500 акций «Газпрома» со страйком 160 руб. по 10,7 руб. за штуку в пересчете на одну бумагу, чтобы попробовать, так сказать, их на вкус. Иными словами, я был готов приобрести «Газпром» 14 сентября 2010 года (в день экспирации купленных опционов) по цене 160 руб. и отдал за эту возможность десятку сверху. Чтобы я оказался в плюсе, эти акции к моменту исполнения опциона должны были стоить больше 170 руб. Все, что находилось бы в диапазоне от 160 до 170 руб., стало бы убытком. А если цена к моменту исполнения опустится ниже 160 руб., то опцион просто обнулится. Комиссионные за сделку вообще не заслуживают внимания. Например, за эти самые опционы на 500 акций я отдал и бирже, и брокеру в общем 7,25 руб.

На момент первой покупки бумаги «Газпрома» на ММВБ стоили 160 руб. Я прикинул, что как раз закончилась апрельско-майская коррекция и к осени вполне может произойти неплохой рост, тем более акции были недорогими и давно отстали от рынка. Однако они пошли вниз, достигнув 1 июля уровня поддержки в районе 143 руб. Мои опционы стали стремительно дешеветь, но я потратил лишь чуть больше 5 тыс. руб., или 17% счета, и поэтому был несказанно рад обвалу, который позволил мне докупить опционные контракты по более низким ценам. Завершил я все «массированной» покупкой 1 июля по 3,78 руб. за один опцион, то есть право купить «Газпром» в сентябре по 160 руб. стоило уже не 10,7, а 3,7 руб. Бумага упала на 11%, а опцион — на 65%! Всего я потратил 21,5 тыс. руб. на 5 тыс. опционов, или в среднем 4,3 руб. за каждый. Я был по-прежнему уверен, что до сентября акции вырастут, и не волновался.

Уже через две недели (к 15 июля) цена «Газпрома» восстановилась до 160 руб., а опционы увеличились до 8,2 руб., и я с удовольствием их продал. Важно отметить: и 21 июня, и 15 июля бумаги компании продавались на ММВБ по 160 руб., однако опционы подешевели за счет временной составляющей. Ведь если бы они проторчали на этом уровне до экспирации, то опцион бы обесценился: кому нужно право купить акцию по 160 руб., если ее цена на бирже такая же?

Выводы:

1. Опционы дают возможность заработать очень много, рискуя при этом фиксированным капиталом.

2. 14 сентября «Газпром» закрылся на 163 руб., и если бы я держал опционы до исполнения, то получил бы за них 3 руб. при моей цене 4,2 руб.

2-я сделка. Продажа пут-опциона на Сбербанк

Окрыленный успехом, я, тем не менее, помнил, что главное — это опыт и продолжение эксперимента. Итак, я решил изменить сразу три момента: во-первых, не покупать опционы, а продавать, во-вторых, использовать не колл, а пут, и в-третьих, работать не с «Газпромом», а со Сбербанком. В нем как раз разворачивалось мощное движение, и, по моим расчетам, его акции должны были пробить четырехлетний нисходящий тренд, называемый «крыша мира». А значит, к сентябрю они могли оказаться никак не ниже 80–82 руб. (см. график 1). К тому же в интернете я увидел интересную заметку о том, что биржа РТС раскрывает количество открытых позиций во всех опционных контрактах. Оказалось, что было куплено большое число пут-опционов со страйком 75 руб. (в десятки раз больше, чем опционов с другими страйками). Проще говоря, кто-то «большой» приобрел себе право на случай ядерной войны продать акции Сбербанка по 75 руб. Как гласит теория чтения открытых опционных позиций, это означает, что крупные игроки верят в рост и хеджируют свои длинные позиции.

У меня было почти 50 тыс. руб., когда я приступил ко второй сделке. Итак, внимание! Простите за тавтологию — я продал кому-то право продать мне 30 тыс. акций Сбербанка по 82,5 руб. 14 сентября 2010 года (за 5,2 руб. в расчете на бумагу). И получил за это на свой счет 16 тыс. руб. опционной премии. Как и в прошлый раз, я оставил резервы. Далее все пошло прекрасно, опционные контракты подешевели в два раза — до 2,5 руб. Фактически это был «шорт», который уже можно было откупить с прибылью, но я продолжал их продавать, все еще веря в рост.

Затем акции Сбербанка пошли вниз, опционы стали резко дорожать и достигли 8,5 руб., но я все равно постепенно продавал их тому, кто хотел получить право продать мне Сбербанк по 82,5 руб., получая взамен премию. В тот момент я вспомнил знаменитую поговорку: никогда не продавай родину, мать и опционы. Ведь если бы Сбербанк упал ниже 72,5 руб., то я потерял бы весь счет.

Однако, как я и ожидал, бумаги упорно стремились пробить «крышу мира», и к моменту исполнения опционов я имел кроме своих 50 тыс. руб. еще почти столько же полученной премии. При этом у меня было обязательство купить 100 тыс. акций Сбербанка по 82,5 руб. Но те ушли выше 85 руб., и, естественно, никто не захотел мне их продавать по более низкой цене. В день экспирации опционы на Сбербанк, которые я продавал сначала по 5,2 руб., затем по 2,5 руб. и далее по 8,5 руб., упали до 4 коп., и я их спокойно откупил. Таким образом, почти вся премия досталась мне.

Выводы:

1. В чем прелесть продажи опционов? Если все останется как есть, то премия достанется вам целиком.

2. Если на «шорте» акций заработать 100% нельзя, то продажа опционов или их «шорт» дает возможность удвоить счет.

3. Риск при продаже опционов на первый взгляд гораздо выше, чем при их покупке, однако в книге «Новые маги рынка» Марк Ричи, будучи на тот момент знаменитым опционным трейдером, говорил Джеку Швагеру, что, согласно статистике, продавцы опционов зарабатывают в 90% случаев.

3-я сделка. Покупка колл-опциона на «Газпром»

На этот раз я решил провернуть тот же трюк, что и в первый раз. «Газпром» по-прежнему был дешев: за лето акция практически не выросла. Отличие было лишь в том, что вместо сентябрьских опционов стали торговаться декабрьские. Я предполагал, что бумаги компании к 14 декабря 2010 года вырастут со значений, установившихся в сентябре.

После двух успешных сделок у меня было примерно 100 тыс. руб. И вот 16 сентября, когда «Газпром» на ММВБ стоил 163 руб., я начал покупать декабрьские колл-опционы со страйком 170 руб. Иными словами, мне нужна была возможность приобрести «Газпром» в декабре по 170 руб., что было выше текущего рынка, и за это право я готов был даже заплатить.

Я применил уже опробованную тактику покупки по частям. 16 сентября, почти за три месяца до исполнения, в пересчете на одну акцию цена опциона составляла 6 руб. Однако весь сентябрь и октябрь бумаги продолжали болтаться в «боковике». Я сначала упорно, а затем с отчаянием покупал дешевеющие колл-опционы, понимая, что, если стоимость так и останется в диапазоне 160–170 руб., мой счет вновь рискует обнулиться. Докупал я 23 сентября по 4,2 руб., потом 27 сентября по 3,97 руб. и 25 октября по 6,7 руб. Акция упорно стояла на месте, а я уже истратил все деньги, купив опционы в среднем по 5,7 руб.

Представьте ситуацию: я выложил 100 тыс. руб. за право купить 14 декабря 17,5 тыс. акций «Газпрома» по 170 руб., а на дворе был уже конец ноября, и их цена по-прежнему оказывалась меньше 170 руб. Компания вроде бы преодолела нисходящий тренд, но потом снова опустилась на него. Мне было не до шуток. Если бы «боковик» продолжился, надо было бы вновь покупать колл-опционы на «Газпром», только уже мартовские, но у меня не осталось капитала (см. график 2).

И тут случилось чудо — бумаги стремительно начали расти. Мы уже писали (см. «Голубая ракета на старт», D' №20 от 1 ноября 2010 года), почему «Газпром» должен скоро пойти вверх. Совокупность всех факторов наложилась на общее отставание от рынка, и 1 декабря уровень 180 руб. пал. В этот момент у меня дрогнула рука, и я продал опционы по 12 руб., увеличив счет более чем в два раза. Далее был шок: к 14 декабря «Газпром» без остановок дошел до 195 руб., и опционы со страйком 170 руб., которые я опрометчиво продал, подорожали до 25 руб.! Тем не менее я считал свой результат превосходным: по сути, я прошел по лезвию ножа, войдя в позицию на весь капитал.

Выводы:

1. В опционах можно надеяться на результат до последнего, ведь рискуешь ты только премией.

2. С 16 сентября по 14 декабря 2010 акции «Газпрома» подорожали на 20%, при этом колл-опционы увеличились в разы. Наиболее показательный рост случился в опционах со страйком 180 руб., с 1–2 руб. в пересчете на одну акцию до 15 руб.

3. Никогда нельзя покупать на весь капитал.

4-я сделка. Одновременная покупка опционов колл и пут на индекс РТС

Итак, у меня за плечами было три очень успешных сделки и 200 тыс. руб., до которых вырос небольшой начальный капитал. С одной стороны, я был окрылен успехом, с другой — отдавал себе отчет о рисках. Поэтому я вывел первоначальные 30 тыс. руб. — для собственного успокоения и чтобы не уподобиться азартному игроку в казино, который три раза подряд ставил на черное и три раза выигрывал. Так как четвертый раз ставить на черное мне не хотелось, я решил вспомнить, о чем пишут в умных книжках по опционам, и в первый раз создал сложную позицию.

На тот момент рынок рос полгода без перерыва, и 2010 год индексы закрыли на максимумах. По моим расчетам, был риск того, что торги в январе начнутся снижением, так как коррекция давно назрела. В то же время и продолжение движения к максимумам 2008 года не исключалось. Ситуация была такая, что рынок мог пойти или сильно вверх, или стремительно вниз — «боковик» был маловероятен. Я решил воспользоваться еще одной полезной особенностью опционов: покупая и колл, и пут, можно занять позицию и вверх, и вниз. В случае сильного движения колл-опционы, например, дорожают в несколько раз, тогда пут-опционы дешевеют, но мы все равно остаемся в выигрыше.

На этот раз я выбрал опционы на фьючерс на индекс РТС. Сам контракт на индекс закрывал год в районе 175 тыс. пунктов. Поэтому я, ожидая сильного движения примерно на 15 тыс. пунктов или вверх, или вниз, разделил счет пополам и купил мартовские опционы пут со страйком 160 тыс. пунктов и колл со страйком 190 тыс. пунктов. Иными словами, я предполагал, что либо мы сильно упадем сразу с открытия бирж в январе, тогда право продать фьючерс на индекс за 160 тыс. пунктов многие посчитают за счастье, либо пойдет рост на максимумы, и тогда колл-опционы резко наберут вес (см. график 3).

Здесь я, имея в основе, в общем-то, верную идею создать разнонаправленную позицию, совершил целый ряд ошибок, о которых сейчас расскажу. Во-первых, покупались опционы не 16 декабря, а уже под самый конец года, когда хеджеры взвинтили на них цены. Торги в 2011 году открылись в плюс, но, к моему удивлению, мои опционы колл практически не выросли, а вот пут обесценились в разы — с 3,3 тыс. руб. за контракт до примерно 400 руб. Здесь я совершил вторую ошибку — продал колл-опционы с небольшим плюсом и купил новые пут-опционы на индекс РТС, но уже со страйком 170 тыс. Общая ситуация в мире казалась нестабильной: Португалия, Северная Африка и другие — все развивающиеся рынки снижались, и я по-прежнему ставил на снижение. Однако западные инвесторы так не считали и завели на наш рынок несколько миллиардов свежей «зелени».

Фьючерс на индекс РТС достиг 200 тыс. пунктов, я вынужден был признать поражение и продал свои опционы за бесценок — не было смысла ждать, когда они исполнятся или обнулятся. Тут, кстати, кроется еще один способ заработка на рынке опционов. К моменту экспирации, когда до исполнения контрактов остается неделя или две, дальние опционы можно продавать почти без риска. Трудно поверить, например, что «Газпром» упадет за одну-две недели с 200 до 160 руб., однако есть вероятность продать пут-опцион с таким страйком пусть за символические, но деньги, надеясь, что на Ямал за эти пару недель не упадет метеорит.

Выводы:

1. Сильное движение встречается редко.

2. Если открывается разнонаправленная позиция, то и закрываться она должна одновременно.

3. Заведомо проигрышные опционы лучше продать, не дожидаясь экспирации.

На заметку начинающему опционщику

Первое, что следует знать каждому (после того как вы поймете, чем отличается колл от пут), — что такое «страйк». Так вот, это не сбитые за раз десять кеглей в боулинге, а цена исполнения опциона. Иными словами, если вы купили право приобрести в будущем «Газпром» по 240 руб., тогда говорят, что у вас есть колл-опцион со страйком 240. Зачем вам это нужно? А вдруг осенью он будет стоить 360 руб., а вы можете купить его в полтора раза дешевле. Чудеса? Страйки бывают не на любую цену, а на круглые числа. В случае с «Газпромом» это 200, 210, 220 руб.

Специфика российских торгов заключается в том, что опционы у нас торгуются на FORTS, поэтому это опционы не на акции, как в США, а на фьючерсные контракты на акции. Если не вдаваться в тонкости, для нас это просто означает, что мы покупаем или продаем опцион не на одну акцию, а минимум на 100. Для удобства я привожу в статье цены опционов на одну акцию.

Автор - ведущий популярного блога и открытого инвестиционного счета (доходность с начала 2010 года более 1500%) на сайте Comon.ru. В одном из номеров журнала мы публиковали интервью с Элвисом Марламовым (см. D' №24 от 27 декабря 2010 года), где он рассказал о своих методах работы на рынке.


Мои портфели
Индикаторы
Индексы
MICEXINDEXCF2 047,42–0,4606.03
RTSI1 110,46+0,2006.03
Акции
GAZP134,60–0,1506.03
GMKN9 324–0,1306.03
LKOH3 079–0,2106.03
ROSN332,0–1,3406.03
SBER162,00–1,4606.03
VTBR0,06600,0006.03
Курсы валют
EUR77,35+0,6322.08
USD67,180,0022.08
EUR/USD1,09–0,5331.12
GBP/USD1,47–0,4331.12
USD/JPY120,17–0,2831.12
EURUSD_TOM1,060,0006.03
EUR_TODTOM0,02–0,0406.03
USD_TODTOM0,02–0,0306.03
Мировые рынки
Dow17 473,32–0,7431.12
FTSE6 242,32–0,5131.12
Nikkei 22519 033,71+0,2730.12
S&P 5002 049,94–0,6531.12
Золото1 059,98–0,1231.12
Нефть Brent37,6+3,1331.12