Забыли пароль?

Зарегистрироваться на сайте

Отменить

Воспоминания биржевого спекулянта

Сергей Валитов, Журнал D` (Д-штрих) №8 (116), 25 апреля 2011 года

История жизни и методы торговли акциями волка-одиночки с Уолл-стрит Джесси Ливермора

Автор: Эдвин Лефевр

М.: «Олимп-бизнес», 2010

«Воспоминания биржевого спекулянта» — это беллетризованная биография Джесси Ливермора, знаменитого американского спекулянта первой половины XX века. В основу книги легли его беседы с писателем и журналистом Эдвином Лефевром, который посвятил расспросам несколько недель. И хотя этот человек никогда не имел отношения к торгам, он смог отлично передать дух фондового рынка и особенности мышления трейдера. После первой публикации в 1923 году многие читатели были уверены, что Лефевр — псевдоним, за которым скрывается сам Ливермор. Но они ошибались.

«Воспоминания…» вряд ли можно использовать как учебник по работе на бирже: со времени описываемых там событий прошел целый век. Однако за этот период далеко не все изменилось: современные читатели, занимающиеся торговлей, вполне могут оказаться в одной из ситуаций, представленных в книге. По словам Ларри Ливингстона, главного героя произведения, «нигде и никогда история не повторяется столь часто и столь однообразно, как на Уолл-стрит», где ведется война всех против каждого и «от мужчины требуется только одно — всегда быть правым».

История спекулянта

Ларри Ливингстон стал торговать на рынке в 14 лет. Случайно устроившись в брокерскую контору, он обнаружил у себя способности к «чтению» ленты котировок, начал работать на собственные деньги и уже в 15 лет получил свою первую $1 тыс. (сумма, эквивалентная $20 тыс. сегодня). Но в конце XIX — начале XX века подобные заведения в США представляли собой полулегальные лавочки, оборудованные телеграфной связью с биржами и принимавшие ставки на изменение курса ценных бумаг. Реальных сделок через них не заключалось — это были, в общем-то, игорные дома, где удача была на стороне либо клиента, либо конторы. Успешный торговец, как и профессионал в современном казино, являлся нежелательной фигурой. Поэтому герой книги, гонимый отовсюду, отправился в Нью-Йорк, чтобы попробовать свои силы в работе на реальной бирже.

Однако участвовать в настоящих торгах оказалось гораздо сложнее, чем он ожидал. Все дело было в значительной задержке между подачей заявки и ее исполнением на бирже. В результате цена, как правило, оказывалась хуже, и играть на краткосрочных колебаниях курса акций уже не получалось. Потеряв свои деньги, Ливингстон вернулся в игорные дома, чтобы снова заработать, и постепенно закрепился на Уолл-стрит.

На протяжении своей карьеры он несколько раз разорялся и снова накапливал миллионы, став легендарным спекулянтом и, по мнению общественности, главным виновником всех серьезных обвалов на фондовом рынке. В книге хорошо прослеживается его эволюция как трейдера: от скальпера, умевшего предугадать краткосрочные движения цены, до крупного спекулянта, который, оценивая ситуацию на бирже в целом, делал ставки на месяцы вперед и, обладая значительными средствами, влиял на ожидаемые события, ускоряя их приход или усиливая размах.

За последние 100 лет мировые фондовые рынки сильно изменились, однако и сейчас рассуждения героя о правилах торговли, цене ошибок, особенностях работы крупных игроков, которые «скармливают» публике свои акции по хорошим ценам, читаются с интересом и, наверное, могут быть полезными современному биржевику.

Польза ошибки

В книге неоднократно говорится о том, что для профессионала важнее принимать верные решения, чем делать деньги. Для Ливингстона биржа стала местом, где он боролся с самим собой, со своими слабостями и ошибками. Он зарабатывал миллионы, разорялся, влезал в крупные долги, чтобы опять вернуться на рынок и сделать новое состояние. О своей эволюции в качестве трейдера он говорил как о пути ошибок, где, «чтобы научиться, чего не надо делать, лучше всего — потерять все, что имеешь. А когда знаешь, чего не надо делать, чтобы не терять деньги, начинаешь учиться тому, что надо делать, чтобы выигрывать». Оценивая период своего ученичества, Ливингстон утверждал, что его продвижение вперед было «ужасно медленным». Причину этого он видел в том числе в постоянных мелких выигрышах, которые не позволяли ему более усердно изучать рынок и реже совершать ошибки.

Одним из промахов, по его словам, стала негибкость трейдера, для которого на первом месте в работе стоят его собственные теории и наработки, а ситуация на бирже отодвигается на второй план. По словам Ливингстона, «чтобы знать, как делать деньги, мужчине достаточно верно оценивать условия». Движения бумаг не требуют верности и постоянства, нужно просто всегда быть на правильной стороне, в ходе спекуляций руководствуясь только поведением рынка. «Это то же самое, что измерить у пациента температуру и пульс, оценить прозрачность глазных белков и налет на языке». Грубой ошибкой многих оказывается попытка «изнасиловать» рынок в надежде получить от него то, что он дать не в состоянии.

Еще одна распространенная ошибка — это нетерпение спекулянта, когда он приходит на биржу с желанием заработать быстрее, чтобы оплатить текущие счета. «Каждый, кто хорошо знаком со средним клиентом среднего комиссионного дома, согласится со мной, что надежда на то, что фондовый рынок оплатит личные счета, является самой частой причиной потерь. На Уолл-стрит нет человека, которому бы не случалось потерять деньги в попытке заставить рынок заплатить за автомобиль, за моторную лодку или за картину. Среди пагубных пристрастий Уолл-стрит самым зловещим является стремление добиться от рынка, чтобы он вел себя как добрая мать».

Однако, по словам героя, даже учась на собственных ошибках, приобретая опыт, все равно можно проигрывать. Трейдер остается уязвимым для собственных слабостей. «Человек не машина, и он не может неизменно действовать с одинаковой эффективностью. Спекулянта окружают просто бесчисленные ловушки, создаваемые его собственной природой». Поэтому «биржевику мало изучать базовые условия, помнить о том, что случалось на рынке в прошлом, помнить о психологии публики. Он должен еще знать самого себя и уметь противостоять собственным слабостям». Так Ливингстон пришел к мысли, «что нужно просто научиться читать себя самого столь же грамотно, как и ленту биржевого телеграфа».

Прибыль и убытки

Начав с краткосрочных операций, герой книги перешел к инвестициям, поняв «важнейшую разницу между тем, чтобы ставить на колебания цен, и тем, чтобы предвидеть закономерные подъемы и падения курсов». Он заметил, что в этом и заключается разница между «азартной биржевой игрой и биржевой спекуляцией». Вместо того чтобы целыми днями просиживать за «чтением» ленты котировок, он стал просматривать отчеты и изучать прибыли компаний, отдавая время финансовой и торговой статистике.

Делая ставку на трендовую торговлю, основанную на анализе рынка, Ливингстон пришел к мысли, что для заработка настоящих денег нужно находиться в позиции достаточно долго, в течение всей тенденции, не фиксируя прибыль преждевременно. «Большие деньги делают не на колебаниях курса отдельных акций, а на больших движениях рынка, главное — не чтение ленты, а оценка рынка и его тенденций в целом». Для того чтобы уметь «брать» большие движения, нужно быть «стойким в своей правоте». «Мне это знание далось труднее всего. Но биржевой спекулянт может делать большие деньги только после того, как он это понял. Можно сказать, что буквально после того, как биржевик научился торговать, миллионы приходят к нему легче, чем приходили сотни, когда он этого не понимал».

Главным же промахом спекулянта, по словам рассказчика, является удержание убыточной позиции. «Среди всех возможных в спекуляции просчетов мало что сравнимо с попыткой наращивать позицию, когда убытки тоже растут. Всегда нужно продавать то, что несет убытки, и держать то, что дает прибыль». Сам же герой книги удивлялся, как он мог делать все с точностью до наоборот, когда разумность этого правила была настолько очевидной и бесспорной.

И все же работа на бирже оказывается занятием, которое нельзя свести к очевидным вещам, потому что главные враги спекулянта, которые не позволяют ему держать прибыльные позиции и резать убыточные, «орудуют изнутри» — это надежда и страх. Чтобы их победить, нужно заставить эти естественные инстинкты работать противоестественным способом: где обычные люди надеются, нужно бояться, и наоборот. Удачливый трейдер «должен страшиться того, что небольшие потери могут многократно возрасти, и надеяться на то, что прибыль обернется гигантской прибылью».

Рынок «быков» и рынок «медведей»

Постепенно Ливингстон пришел к тому, что в процессе торговли прежде всего необходимо понять тип рынка — «быки» или «медведи» господствуют на нем. Он рассказывал, что сделал большой шаг в своем образовании, когда прислушался к словам одного старого трейдера. Если к тому обращались за советом, он ограничивался, например, фразой: «Вы же понимаете, это ведь рынок “быков”!» А когда ему рекомендовали изъять прибыль и вложиться снова на откате, он выдавал: «Дорогой мой, если я сейчас продам акции, я потеряю позицию, и что же тогда мне делать?» Именно тогда Ливингстон понял простую вещь: на рынке «быков» нужно покупать и держать, пока их время не подойдет к концу, а на рынке «медведей» — поступать наоборот, потому что никто не может поймать всех колебаний.

Герой осознал, что от типа рынка зависит все, в том числе восприятие информации. Так, в книге приводится пример с реакцией «быков» на землетрясение в Сан-Франциско. «При открытии рынка акции понизились только на несколько пунктов. “Бычьи” силы продолжали работать, а публика сама по себе неспособна реагировать на новости. Если для общего роста котировок есть солидное основание, то независимо от того, манипулируют “быки” рынком или нет, определенного сорта новости не могут оказать на рынок такое же влияние, какое они имели бы в атмосфере рынка “медведей”. Все зависит от направленности внимания». Проще говоря, публике требуется время, чтобы изменить свое понимание событий, происходящих на бирже, и даже профессиональные игроки в этих условиях реагируют на негативные новости с задержкой и без понимания.

Входить в рынок Ливингстон предлагает постепенно. Сначала небольшим объемом, чтобы проверить идею и наращивать позицию по мере движения в нужную сторону. С этим связано одно знаменитое выражение, которое, по всей видимости, впервые возникло на страницах книги и прижилось на Уолл-стрит: «Курс никогда не бывает слишком высоким, чтобы начать покупать, или слишком низким, чтобы начать продавать». Причем открывать позицию нужно лишь после того, как движение уже началось. «Даже если ты настроен “по-медвежьи” в самом начале рынка “медведей”, приступать к продаже изо всех сил следует только тогда, когда есть уверенность, что рынок не отыграет назад». Когда же рынок находится в состоянии «боковика», вообще невозможно предвидеть, когда и куда он ринется — вверх или вниз.

Особенность своей системы торговли Ливингстон определял так: изучение самого вероятного пути движения цен и использование дополнительных проверок. Сущность проверки заключалась в том, чтобы вступить в дело небольшим лотом и наблюдать, как изменяются цены. Герой книги часто повторял слова одного из своих коллег: ничего нельзя сказать, пока не сделаны ставки. По его мнению, было бы не так трудно делать деньги, если бы трейдер всегда придерживался разумной тактики спекуляции, то есть выжидал, пока «линия наименьшего сопротивления» (направление движения) не заявит о себе, и только после этого начинал покупать или продавать.

Манипуляторы

Чем значительнее объем операций на рынке, тем сложнее оказывается превратить бумажную прибыль в деньги, именно поэтому возрастает значение собственных операций. Став крупным и известным в биржевых кругах игроком, Ливингстон начал зарабатывать не только на том, что хорошо видел направления рынка в целом или грамотно оценивал положение дел в компаниях, но и на том, что, обладая значительными средствами, мог создать интерес публики к определенной акции, разогнать ее курс и «слить» значительный пакет по хорошим ценам. Если в первой половине книги описывается его эволюция как спекулянта, то в последних главах много внимания уделяется конкретным операциям на рынке ценных бумаг, биржевой «кухне», противостоянию инсайдеров, имевших доступ к информации о состоянии дел в компаниях, и крупных аутсайдеров, к числу которых относился и сам герой, не владевших такой информацией. Рассказы об этом биржевом закулисье читаются с интересом, потому что речь идет о работе акул рынка.

В противостоянии с крупными игроками публика всегда остается в дураках. По этому поводу Ливингстон вспоминал слова одного из крупных трейдеров: «Правила удачливой спекуляции акциями основаны на предположении, что в будущем люди будут совершать те же ошибки, что и в прошлом». Одними из пороков средних игроков являются их любовь к советам, что и когда купить, и непонимание того, что бесплатных рекомендаций не раздает никто. Герой книги приводил несколько примеров операций на рынке, когда ему удавалось без труда превратить бумажную прибыль в деньги на самом пике котировок после того, как в газеты с большим запозданием попадала информация, что он вел игру на повышение. Также Ливингстон описал практику создания «рынка для акций», когда держателю крупного пакета нужно продать эти бумаги на бирже, и он обращается к специалисту, чтобы подогреть интерес покупателей: создать восходящее движение, которое поддержали бы рядовые инвесторы.

Впрочем, даже крупные игроки проигрывают и разоряются. «Воспоминания биржевого спекулянта» заканчиваются словами главного героя: «Многолетний опыт торговли на бирже убедил меня, что никто не в силах постоянно и устойчиво обыгрывать рынок акций, хотя порой можно делать деньги на отдельных акциях. Неважно, насколько опытен биржевик. Он всегда может проиграть, поскольку никакая операция не может быть на сто процентов гарантирована». Показательна в этом отношении судьба прототипа Ларри Ливингстона — Джесси Ливермора. На обвальном снижении рынка акций 1929 года, которое знаменовало собой начало Великой депрессии, он заработал $100 млн, но позже потерял все эти деньги и в 1940 году застрелился, признав свое банкротство.


Мои портфели
Индикаторы
Индексы
MICEXINDEXCF2 047,42–0,4606.03
RTSI1 110,46+0,2006.03
Акции
GAZP134,60–0,1506.03
GMKN9 324–0,1306.03
LKOH3 079–0,2106.03
ROSN332,0–1,3406.03
SBER162,00–1,4606.03
VTBR0,06600,0006.03
Курсы валют
EUR75,71–0,3711.12
USD66,24–0,6811.12
EUR/USD1,09–0,5331.12
GBP/USD1,47–0,4331.12
USD/JPY120,17–0,2831.12
EURUSD_TOM1,060,0006.03
EUR_TODTOM0,02–0,0406.03
USD_TODTOM0,02–0,0306.03
Мировые рынки
Dow17 473,32–0,7431.12
FTSE6 242,32–0,5131.12
Nikkei 22519 033,71+0,2730.12
S&P 5002 049,94–0,6531.12
Золото1 059,98–0,1231.12
Нефть Brent37,6+3,1331.12