Забыли пароль?

Зарегистрироваться на сайте

Отменить

Ни слова о риске

Обухова Евгения, Журнал D` (Д-штрих) №06 (66), 23 марта 2009 года

Клиент потерял все и еще остался должен — такие истории о доверительном управлении ходят сейчас по рынку. «Один недобросовестный управляющий», как называют его между собой участники рынка, продал опцион от имени клиента. Напомним, продавец опциона получает премию, а взамен обязуется в будущем поставить актив по определенной цене или выше. В итоге клиенту сообщили, что его счет обнулился, и попросили довнести денег. История показательная: пытаясь заработать на сложном инструменте, управляющий не учел (или не захотел учесть) риски, а в итоге пострадал клиент. Доверительное управление сегодня переживает момент истины. Те, у кого еще остались деньги, хотят максимально защититься от потерь. Однако сложные стратегии и всевозможные деривативы могут оказаться бесполезными, а то и опасными. Как выглядит индивидуальное доверительное управление сегодня и на какие предложения управляющих стоит соглашаться? Ответы на эти вопросы искал D

Еще полтора года назад доверительное управление было спокойным и несложным бизнесом. Практически все управляющие и инвесткомпании предлагали три стандартных стратегии управления: агрессивную, сбалансированную и консервативную. Они мало чем отличались от ПИФов, и частенько счета индивидуального доверительного управления (ИДУ) и соответствующие фонды управлялись одинаково. Различные программы с гарантией капитала существовали, но не пользовались особым спросом. Шторм, который обрушился на финансовые рынки летом и осенью, многих клиентов ИДУ просто смыл, а тех, кто остался, сделал пессимистами и перестраховщиками.

«Рынок ИДУ сегодня сжался в разы по сравнению с уровнями прошлого года, — констатирует управляющий директор УК Тройка Диалог Алексей Ищенко. — Так, во всей индустрии активы уменьшились в четыре раза. Потенциальных клиентов тоже стало меньше — примерно на 70–80%». «Есть еще клиенты, которые приходят сегодня к нам в ИДУ, — рассказывает гендиректор УК Атон-менеджмент Виталий Сотников. — Но больше людей выводят средства: собственные бизнесы клиентов страдают, и в такой ситуации непрофильные вложения — непозволительная роскошь».

Те же, кто остался в строю, почти полностью поменяли свой подход к инвестициям и требуют от управляющих максимально обезопасить свои деньги. Тут следует уточнить один момент. Если ваша цель — сохранить накопления, то лучше депозита в крупном госбанке в России никто еще ничего не придумал. Управляющие не конкуренты банкам по степени надежности вложений — их коньком всегда была высокая доходность (неотделимая от высоких рисков). Но сейчас, удерживая напуганных клиентов, управляющие из кожи вон лезут, чтобы предложить им разного рода «защиту капитала», «гарантии» и прочие сложносочиненные стратегии. Это противоречит самой природе ИДУ, а кроме того, совершенно не несет в себе гарантий в том смысле, в котором их хотели бы получить клиенты.

Зачем усложнять?

Пороги и комиссии

Большинство управляющих в рамках доверительного управления взимают два вида комиссий:

— management fee — процент от объема средств в управлении, от 0,5 до 3%;

— success fee — плата за успех (доля в полученной клиентом прибыли), около 15–20% прибыли.

Некоторые УК берут только management fee. Кроме того, УК обычно взимают комиссию со структурных продуктов, которые перепродают своим клиентам.

В ИДУ можно передавать суммы от нескольких миллионов рублей. Так, в УК «Атон-менеджмент» минимальная сумма для счетов ИДУ — 5 млн руб., в «ВТБ управление активами» — 15 млн, в УК «Альфа-капитал» — 50 млн руб.

Все финансовые стратегии, которые сейчас предлагают управляющие, можно условно разделить на простые и сложные. К первым относятся депозиты и облигации, ко вторым — разного рода структурные продукты с использованием производных инструментов. С простыми все понятно: управляющий предлагает разместить ваши средства на банковском депозите и/или докупить облигаций с высоким уровнем надежности. Со сложными продуктами дело обстоит серьезнее. «Когда вы говорите о продуктах с защитой капитала, необходимо понимать, что и в них заложен риск, — предостерегает директор департамента по обслуживанию частного капитала УК ВТБ управление активами Тимофей Шарапкин. — Эмитентом такого продукта обычно выступает банк, соответственно, встает вопрос о его надежности. Некоторые отечественные инвесткомпании в прошлом году продавали структурные продукты, выпущенные Lehman Brothers, — таким образом, клиенты приняли на себя риск его банкротства».

Заключив договор о доверительном управлении, вы каждый месяц будете получать отчет, где подробно описаны все операции, а также какие активы в данный момент находятся на вашем счете. Теоретически это дает вам возможность контролировать состояние своего счета. Однако теория разойдется с практикой, если вы плохо разбираетесь в структурированных продуктах (кстати, как показывает опыт инвестбанкиров, описанный в литературе, например в книге Майкла Льюиса «Покер лжецов», в них плохо разбираются даже сами руководители банков и пенсионных фондов). «Если покупается уже упакованный структурный продукт, например структурная нота того или иного банка или любого другого эмитента, клиент в выписке по своему счету доверительного управления видит название инструмента, количество, цену приобретения и текущую рыночную оценку (на дату формирования очередного отчета), — рассказывает управляющий директор по операциям и финансам УК Альянс РОСНО управление активами Ольга Уральская. — Но детали ноты клиент не видит — их оценивает портфельный управляющий на момент принятия решения. Управляющий должен подобрать продукт, подходящий риск-профайлу конкретного клиента».

Что произойдет, если управляющий ошибется с оценкой? Увы, последствия могут быть самыми печальными — такими же, как в приведенной в начале статьи истории. «Клиент доверил принятие инвестиционных решений управляющему, который либо не прочитал все 140 страниц описания этой ноты, либо, хорошо понимая, что он делает, решил рискнуть деньгами клиента и попытаться заработать лишнюю комиссию за успех. Однако успеха не оказалось, цена ноты стала равна нулю, а перед управляющим появилась необходимость довнести денежные средства по этому клиентскому счету. Понятно, что это счет клиента и довносить средства де-факто должен он же», — говорит гендиректор УК «Альянс РОСНО управление активами» Олег Мазуров.

Кстати, забрать деньги со счета ИДУ вообще сложнее, чем, к примеру, из паевого фонда. «Поручение на вывод активов можно подать в любой момент, но УК вправе установить срок, в течение которого это поручение будет исполнено, — поясняет Алексей Ищенко. — Так что сроки фактического возврата денег клиенту варьируются от 30 до 365 дней». Последнее относится как раз к структурным продуктам. Покупая ноту, вы уже не сможете выйти из нее в любой момент без потери дохода — аналогия та же, что и с депозитом при досрочном расторжении договора с банком. «Надо понимать, что структурированный продукт обладает определенным сроком действия и досрочное закрытие входящих в его состав базового актива и опциона может привести к частичной или полной потере дохода», — предупреждает Виталий Сотников.

В принципе структурный продукт можно сделать и самому — D` уже писал об этом подробно (см. «Биржевые  депозиты», D №17 от 8 сентября 2008 года). Вы можете купить на 90% своих средств облигаций или открыть депозит, а на 10% приобрести опцион. Однако физлицу без подготовки и должных навыков сделать это будет сложно. «Инвесткомпании работают с определенными контрагентами, им нужна премия определенного размера, и обычно они не оформляют структурные продукты менее чем на $0,5–1 млн. Функция УК заключается в том, чтобы подобрать для клиента оптимальный структурный продукт и избавить его от хлопот, связанных с самостоятельной покупкой базового актива и опциона», — отстаивает управляющих Виталий Сотников.

Недоверчивым не входить

Доверительное управление строится на полном доверии к своему управляющему — примеры со структурными нотами показывают это особенно наглядно. Однако в ИДУ ваши деньги в принципе защищены на порядок меньше, чем в тех же ПИФах. В случае с ИДУ отсутствует внешний контролер (для денег в паевых фондах его роль исполняет спецдепозитарий). «Обычно договор доверительного управления с физлицами заключает не инвестиционная компания, а ее дочерняя УК, — описывает процесс Тимофей Шарапкин. — Клиенту открывают расчетный счет и счет депо, после чего он переводит средства, и управляющий приступает к работе. До передачи активов вы подписываете договор о доверительном управлении, неотъемлемой частью которого является инвестдекларация. В ней определены: структура объектов ИДУ, которую обязан поддерживать управляющий в течение всего срока действия договора, в том числе соотношение между ценными бумагами различных видов, акциями и облигациями различных эмитентов; соотношение между бумагами и денежными средствами; виды сделок, которые управляющий вправе заключать. По вашему требованию можно прописать, в какие именно активы могут быть инвестированы ваши деньги и в каком процентном соотношении. Нарушение декларации является нарушением условий договора. Это повод для обращения в ФСФР, которая по факту жалобы должна провести проверку деятельности УК». Если управляющий нарушил договор (в том числе и инвестдекларацию) и вы понесли убыток — вам прямая дорога в суд. Управляющий обязан будет компенсировать вам потери. Но если он действовал в рамках договора, то на возмещение убытка рассчитывать не стоит. Кстати, в случае нарушений документы (отчеты об ИДУ) могут быть в идеальном порядке — как в этом случае доказать, что управляющий совершил что-то не вписывающееся в договор, не знают даже представители ФСФР.

Деньги в доверительное управление принимают и инвесткомпании. Но считается, что лучше отдавать деньги в управление именно УК, и вот почему. «Если операции с клиентскими деньгами и брокерские операции совершаются людьми, работающими в одной компании и сидящими рядом друг с другом, то очень велик риск конфликта интересов, — объясняет Сотников. — Скажем, брокер получил приказ на продажу определенного объема бумаг и, чтобы получить повышенную комиссию, просит управляющего купить эти бумаги у него по цене хуже рынка. Такие вещи исключены, если брокерский бизнес и бизнес по управлению активами разделен».

Однако на практике ситуация может быть несколько иной. Так, в частных беседах управляющие признают, что покупка бумаг у


Мои портфели
Индикаторы
Индексы
MICEXINDEXCF2 047,42–0,4606.03
RTSI1 110,46+0,2006.03
Акции
GAZP134,60–0,1506.03
GMKN9 324–0,1306.03
LKOH3 079–0,2106.03
ROSN332,0–1,3406.03
SBER162,00–1,4606.03
VTBR0,06600,0006.03
Курсы валют
EUR68,21–0,3321.01
USD61,47–0,0721.01
EUR/USD1,09–0,5331.12
GBP/USD1,47–0,4331.12
USD/JPY120,17–0,2831.12
EURUSD_TOM1,060,0006.03
EUR_TODTOM0,02–0,0406.03
USD_TODTOM0,02–0,0306.03
Мировые рынки
Dow17 473,32–0,7431.12
FTSE6 242,32–0,5131.12
Nikkei 22519 033,71+0,2730.12
S&P 5002 049,94–0,6531.12
Золото1 059,98–0,1231.12
Нефть Brent37,6+3,1331.12