Забыли пароль?

Зарегистрироваться на сайте

Отменить

В поисках выхода

Михайлова Екатерина, Журнал D` (Д-штрих) №06 (66), 23 марта 2009 года

О том, когда кризис достигнет своего дна и какие меры должно принимать российское правительство для скорейшего восстановления экономики, рассуждали эксперты в ходе заседания экономического клуба «Экспертиза кризиса» в РИА «Новости»

Олег Вьюгин

Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ-банка

Якорь для экономики

В августе-сентябре прошлого года Россия столкнулась с внешнеэкономическим шоком. За небольшой промежуток времени упала выручка от экспорта, приток капитала сменился оттоком. В последующие месяцы наша страна приспосабливалась к этому шоку. Крупные компании сократили объемы производства, за этим, естественно, последовали увольнения и урезания заработных плат. Власти пошли на девальвацию рубля.

С января-февраля началось приспособление к следующему шоку — шоку номинального долга. До Нового года многие компании были в панике, так как банки не хотели реструктурировать их займы. Однако сейчас бизнес начал договариваться с кредиторами, в том числе иностранными, о реструктуризации долгов. Этот процесс будет идти в течение всего года. И лишь после того, как он завершится, можно будет делать заключения о сроках окончания кризиса. К счастью, в России номинальный долг частного сектора по отношению к ВВП — порядка 30%, в то время как в США — 350%.

Российское правительство должно обеспечить экономике якорь в виде стабильного курса рубля и предсказуемой инфляции. Для компаний это очень важно: они будут понимать, в какой среде работают. Кроме того, власти должны обеспечить достаточное финансирование социальных обязательств. Речь прежде всего идет о помощи безработным. Лучшая форма поддержки для них — это переобучение или перемещение в регионы, где есть работа. Конечно, правительству легче выдать компании кредит через госбанк, чтобы только она никого не увольняла. Однако так не будут созданы заделы для эффективности. Компания, которая хочет быть эффективной, должна уметь регулировать свои затраты. Если она не может этого делать, то из кризиса не выйдет.

Также государство должно поддерживать стратегические предприятия. У нас это определение стараются бесконечно расширить. Однако я имею в виду ключевые оборонные предприятия и предприятия инфраструктуры.

Евгений Надоршин, главный экономист НБ «Траст»

Жить по средствам

Когда я ожидаю дно кризиса? У каждого конкретного экономического показателя будет своя точка. В целом же можно говорить о рубеже 2009–2010 годов. Февральские данные по промышленному производству оказались подозрительно неплохими. Однако я расцениваю это как сезонное оживление. Статистика за март вновь может оказаться хорошей, однако в апреле и мае возможно дальнейшее ухудшение. Необходимый фактор для стабилизации — устранение девальвационных ожиданий. На мой взгляд, если внешняя конъюнктура сильно не изменится, то ЦБ может вполне устроить нынешний курс рубля. Но на его значительное укрепление в ближайшее время рассчитывать не стоит.

Напрямую кредитовать предприятия почти бессмысленно, потому что, по сути, мы сейчас столкнулись с кризисом перепроизводства. На что компания, которая урезает свои инвестиционные программы и минимизирует другие расходы, будет тратить деньги? Кроме того, если предприятие знает, что может рассчитывать на поддержку, это снижает его стимул к конкуренции. А российская экономика итак страдает от нехватки конкуренции в реальном секторе. Лучше поддерживать спросом, например через госзаказы. Хороший вариант — предоставление лизинга под конкретные задачи.

Населению помогать нужно. Но не тем, кто раньше агрессивно брал кредиты, потому что это будет только стимулировать неосторожное экономическое поведение. Фактически это будет означать: берите еще, рано или поздно мы вам все простим. Я сторонник общественных работ: пусть человек заработает деньги, чем ему дадут их просто так в виде пособия по безработице. Нынешний кризис должен научить бизнес и домохозяйства жить по средствам.

Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ

Армия для безработных

Кризис продолжается, говорить о переломе тренда преждевременно. Прежде всего должна быть проведена реструктуризация банковского сектора. Если у большинства банков отрицательный капитал, то бессмысленно решать проблему ликвидности — для начала нужно разобраться с платежеспособностью. В этом мы похожи с США. Бен Бернанке постоянно повторяет, что сначала нужно спасти финансовую систему, а уже потом все остальное. Проблема ликвидности и платежеспособности применима и к реальному сектору. Зачем спасать предприятие? Для того чтобы машины производились на склад? Кто их будет покупать даже после окончания кризиса? Только при осмысленной бюджетно-денежной политике нам светит умеренно-оптимистическая перспектива.

Приоритетными должны быть инвестиции в человеческий капитал. Существует такая антикризисная иллюзия, что с безработицей надо бороться общественными работами. Мое поколение училось по учебникам истории КПСС. В них написано, что во время кризиса буржуазные государства обычно проводят общественные работы. Однако для России сейчас это абсурдно. На какие общественные работы отправить уволенных финансовых аналитиков? Надо искать новые инструменты. Например, в настоящее время появилась хорошая возможность для перехода на контрактную армию. Это приведет к оздоровлению рынка труда, а также повлечет за собой снижение давления на образование. К тому же это дешевле, проще, и найдется много желающих.

Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы

Выход из кризиса будет медленным

Данные по промышленному производству за февраль оказались лучше, чем за январь, однако говорить о начале восходящего тренда пока еще рано. Январь достаточно специфический месяц — в нем нестандартное количество рабочих дней. Данные год к году по-прежнему остаются минусовыми.

Как и в 1998−м, толчком для начала нынешнего кризиса стало падение цен на нефть. Это говорит о том, что за десять лет мы недалеко ушли от сырьевой модели экономики. Однако если тогда слабым местом был госдолг, то сейчас частный. Прошлый кризис оказался очень болезненным для населения, в то время как для экономики он оказался благотворным. Буквально через несколько месяцев после августа 1998 года она начала расти. Сейчас же, наоборот, население не испытывает больших проблем, для экономики же кризис будет тяжелым, а выход из него — гораздо более медленным, чем в прошлый раз.

Михаил Эскиндаров, ректор Финансовой академии при правительстве РФ

Без резерва

Пока мы не сумеем навести порядок в банковской системе, не восстановим доверие между участниками, роста внутреннего спроса мы не получим. Даже сейчас, после того как государство активно поддержало банковский сектор, самые крупные банки привлекают межбанковские кредиты под 20–22%. Под какую ставку в этом случае получат кредит предприятия реального сектора? Это уже полет фантазии.

Я поддерживаю политику, которую проводит Минфин: она достаточно эффективная. Однако я боюсь, что из-за ошибок в антикризисной политике мы можем быстро разбазарить резервный фонд. В результате посткризисная экономика останется без запаса средств. Надо использовать резервный фонд более эффективно, а не вкладывать в бумаги и фонды других стран. В частности, мы предлагали потратить эти деньги на покупку научного оборудования, строительство хабов в центрах России. Но сейчас об этом говорить уже поздно.


Мои портфели
Индикаторы
Индексы
MICEXINDEXCF2 047,42–0,4606.03
RTSI1 110,46+0,2006.03
Акции
GAZP134,60–0,1506.03
GMKN9 324–0,1306.03
LKOH3 079–0,2106.03
ROSN332,0–1,3406.03
SBER162,00–1,4606.03
VTBR0,06600,0006.03
Курсы валют
EUR68,54–0,1218.01
USD61,53–0,0418.01
EUR/USD1,09–0,5331.12
GBP/USD1,47–0,4331.12
USD/JPY120,17–0,2831.12
EURUSD_TOM1,060,0006.03
EUR_TODTOM0,02–0,0406.03
USD_TODTOM0,02–0,0306.03
Мировые рынки
Dow17 473,32–0,7431.12
FTSE6 242,32–0,5131.12
Nikkei 22519 033,71+0,2730.12
S&P 5002 049,94–0,6531.12
Золото1 059,98–0,1231.12
Нефть Brent37,6+3,1331.12