Забыли пароль?

Зарегистрироваться на сайте

Отменить

Пенсии в ловушке

Обухова Евгения, Журнал D` (Д-штрих) №08 (68), 20 апреля 2009 года

Пенсионные фонды пытаются замаскировать убытки по пенсионным накоплениям. Клиентам это не сулит ничего хорошего

Если вы до сих пор не смогли разобраться в пенсионной системе, можете смело бросить эти попытки. В ближайший год в этой системе, и без того запутанной, будут бурлить страсти, а интриги — закручиваться посильнее, чем в латиноамериканских мелодрамах. Виной всему, конечно же, кризис, а точнее, убытки по пенсионным деньгам, которые он принес с собой

Чудеса маскировки

Пенсионные накопления — это 6% нашей зарплаты, отчисляемые работодателями в Пенсионный фонд РФ. Эти накопления вкладываются в ценные бумаги, чтобы наши будущие пенсии росли за счет инвестиционных доходов. Однако устроено это более сложным образом, чем, например, в паевом фонде. В ПИФе все просто: клиент принес деньги, на них управляющий купил акций или облигаций и стал их ежедневно переоценивать по биржевым котировкам. Пришел клиент погашать паи — ему отдали то, что ему причитается из расчета на этот день.

В пенсионной системе между клиентом и УК есть еще одно звено — пенсионный фонд. Он в качестве инвестора «приносит» в УК деньги и «получает» то, что причитается. С гражданами же у пенсионных фондов немного другие отношения: он берет на себя обязательства выплачивать нам пенсию после того, как наш возраст достигнет пенсионного. В принципе размер обязательств увязывается с реальной суммой активов, которая есть у фонда. Так, если пенсионный фонд получил на фондовом рынке доход, его обязательства перед нами увеличиваются. Но до 2008 года российские пенсионные фонды не сталкивались с тем, чтобы обязательства перед клиентами пришлось уменьшать из-за полученного убытка. Казалось бы, чего проще: надо взять и честно уменьшить их — на ту величину, которая была потеряна в прошлом году на инвестициях. Но в российской пенсионной системе простых решений не бывает.

Раздвинуть стены

Работу управляющих с пенсионными деньгами иногда сравнивают с ездой на мотоцикле в ванной комнате — негде развернуться. Вкладывать пенсионные накопления можно лишь в акции и облигации из котировальных списков А1, ОФЗ и депозиты. При этом доля депозитов не может превышать 20% портфеля — ограничение, абсурдное во время резкого падения фондового рынка. Доля бумаг одного эмитента не может превышать 5%, то есть управляющий вынужден купить большую часть списка А1 просто для того, чтобы соблюсти нормативы. Считалось, что это снижает риски инвестирования пенсионных накоплений: на них якобы можно будет покупать лишь качественные бумаги.

Однако требования бирж к бумагам, включенным в А1, довольно формальны. Лишь недавно ММВБ ввела правила, по которым дефолтная облигация исключается из котировального списка. Но было поздно: на пенсионные деньги уже было куплено много низкопробных, как оказалось, облигаций — «Соруса», «ГАЗ-финанса», «Инком-Лады» и пр. В то же время в списках А1 по разным причинам нет облигаций ВТБ, РЖД, ФСК, акций «Газпрома», «Роснефти», «Норникеля». Все это мы пишем для того, чтобы пояснить: убытки по пенсионным накоплениям в определенной степени были неизбежны. Только сейчас ФСФР готовится к тому, чтобы сделать список разрешенных инструментов более гибким. Образно говоря, несколько раздвинуть стены ванной комнаты.

Юристы пенсионных фондов пришли в ужас: в российских законах не предусмотрена возможность получения негосударственными пенсионными фондами (НПФ) убытков по пенсионным деньгам и, соответственно, разнесения этих убытков на клиентские счета. А что в законе не написано, то противозаконно. НПФ оказались в западне. Уменьшить обязательства на размер полученных убытков? Сомнительно с точки зрения закона, да и клиенты явно не обрадуются. Не уменьшать и показать доходность? Тогда за счет чего эти обязательства покрывать?

К счастью для пенсионных фондов, у них под рукой оказались управляющие, на которых очень удобно было свалить вину за убытки: инвестировали-то деньги они. В среднем по пенсионным накоплениям УК дружно потеряли 10–20% (а многие и того больше). Этому были, конечно, объективные причины (см. «Раздвинуть стены»). Но и с управляющих ответственность снимать нельзя: многие подошли к управлению абсолютно безответственно.

И вот некоторые НПФ решили изящно выйти из положения, замаскировав убытки по пенсионным накоплениям. Сделать это можно двумя способами. Первый — не переоценивать активы, в которые вложены пенсионные накопления, по ценам 31 декабря 2008 года (подробно см. «Страшная дата 31.12.2008», D №1–2 от 26 января 2009 года). Второй способ — записать в активы дебиторскую задолженность управляющих компаний, то есть «перевесить» свои обязательства на них. Оба способа сомнительны и принесут клиентам таких НПФ проблемы в перспективе.

Никакой пользы, кроме вреда

«Представим, что фонд — это некоторая бочка с водой, объем которой со временем ежегодно увеличивается, — приводит пример вице-президент по инвестициям и финансам НПФ Стальфонд Денис Атаманов. — Допустим, в начале 2008−го вкладчики А и Б влили в эту бочку по 100 литров воды (внесли по 100 руб.), и в бочке на начало года было 200 литров. По итогам 2008 года из-за полученного убытка воды в бочке убавилось — осталось 140 литров. Если фонд принимает решение не отражать этот убыток, то говорит своим вкладчикам, что у него в бочке все еще 200 литров воды (по 100 на вкладчика), хотя на самом деле там всего 140 литров». Теперь «умный» вкладчик Б решает забрать свой вклад (перевести накопительную часть в ВЭБ или другой НПФ). Поскольку фонд сказал ему (отразил на счете), что на счете вкладчика 100 руб., то и обязан выплатить ему 100 руб.

«Выплатить можно только деньгами, и из бочки сливается 100 литров воды. Нетрудно подсчитать, что после этого в бочке останется всего 40 литров, принадлежащих оставшемуся вкладчику А, который не изъял свои деньги. Формально фонд продолжает утверждать, что у вкладчика А есть 100 литров, хотя, если тот захочет тоже забрать деньги, фонд выдаст ему всего 40 литров. Еще хуже, если в этот фонд придут другие клиенты. Например, вкладчик С вливает в эту бочку свои 100 литров живыми деньгами. Он сразу же получает переложенный на него убыток 2008 года, и от его 100 литров в один момент остается 70, поскольку в бочке становится 40 + 100 = 140 литров, а фонд утверждает, что у каждого вкладчика есть по 100 литров. Таким образом, вновь пришедший вкладчик оказался наиболее пострадавшим и, по сути, оплатил из своих денег убыток, который ранее забрал деньгами вкладчик Б», — заключает Атаманов.

Конечно, хорошо быть «умным вкладчиком Б», однако на практике это вряд ли получится. Кто из НФП провел переоценку, кто — нет, а кто провел, но «замаскировал» убыток задолженностью УК, выяснить очень сложно.

Сделать это можно по косвенным признакам: если фонд «начислил убытки» по пенсионным накоплениям, скорее всего, никаких подводных камней для его клиентов нет. Если он объявляет, что доходность по пенсионным накоплениям равна нулю, а то и вовсе положительная, то велика вероятность, что она «нарисована». Как ясно из примера, переводить пенсионные накопления в такой фонд невыгодно (то же касается и добровольных пенсионных планов). Узнать подробнее, как обстоит дело, вам поможет баланс вашего НПФ за 2008 год — скоро эти балансы появятся на сайтах фондов. В разделе «Активы» обратите внимание на размер дебиторской задолженности и сравните баланс с 2007−м.

Впрочем, сейчас в принципе не время делать что-то со своими пенсионными накоплениями. Если отвлечься от игр пенсионных фондов, станет понятно: меняя фонд или УК, вы, во-первых, фиксируете убытки. Ведь ваш прежний фонд должен будет продать бумаги и перевести в «живые деньги», а процесс перевода так длинен и так иррационально устроен, что вы можете потерять и на нем. Во-вторых, ситуация на пенсионном рынке мутная, и выбрать достойный фонд слишком сложно. Разберетесь с этим, когда кончится 2009 год и можно будет выстроить некую четкую картину.

А пока можно заняться увлекательным делом — затеять судебный процесс. В 2007 году Конституционный суд рассмотрел жалобу обратившегося к нему гражданина и выпустил постановление 9П. Оно обязало Пенсионный фонд рассчитывать пенсии исходя из начисленных, а не уплаченных страховых взносов — то есть исходя из тех сумм, которые работодатель начислил за своего работника, а не из тех, которые реально дошли до ПФР (часть денег по дороге «теряется»). Возможно, такой же принцип должен быть применен и к пенсионным накоплениям — они же часть обязательной пенсионной системы. Могут ли они быть уменьшены? И можно ли вообще заставлять гражданина инвестировать какие-то суммы, то есть брать на себя рыночный риск? Неплохие вопросы для Конституционного суда.


Мои портфели
Индикаторы
Индексы
MICEXINDEXCF2 047,42–0,4606.03
RTSI1 110,46+0,2006.03
Акции
GAZP134,60–0,1506.03
GMKN9 324–0,1306.03
LKOH3 079–0,2106.03
ROSN332,0–1,3406.03
SBER162,00–1,4606.03
VTBR0,06600,0006.03
Курсы валют
EUR68,21–0,3321.01
USD61,47–0,0721.01
EUR/USD1,09–0,5331.12
GBP/USD1,47–0,4331.12
USD/JPY120,17–0,2831.12
EURUSD_TOM1,060,0006.03
EUR_TODTOM0,02–0,0406.03
USD_TODTOM0,02–0,0306.03
Мировые рынки
Dow17 473,32–0,7431.12
FTSE6 242,32–0,5131.12
Nikkei 22519 033,71+0,2730.12
S&P 5002 049,94–0,6531.12
Золото1 059,98–0,1231.12
Нефть Brent37,6+3,1331.12