Забыли пароль?

Зарегистрироваться на сайте

Отменить

Заповедник закрывается

24 ноября 2008 года, Эксперт, Влас Рязанов
Статья на сайте-источнике: http://www.expert.ru/printissues/expert/2008/46/zapovednik_zakruvaetsya/

Новыми владельцами башкирского ТЭКа могут стать как нефтяные компании, так и крупные экспортеры российской нефти. И в том и в другом случае есть риск свертывания независимого топливного рынка в России

В судьбе башкирских нефтяных активов произошли серьезные изменения. В середине ноября АФК «Система» добилась установления контроля над предприятиями республиканского ТЭКа - «Башнефтью», «Башнефтепродуктом», тремя НПЗ (Уфимским, Новоуфимским и «Уфанефтехимом») и «Уфаоргсинтезом». Три года назад компания Владимира Евтушенкова уже приобрела блокирующие пакеты акций в каждом из этих предприятий, однако реального участия в управлении не принимала. Полный операционный контроль над активами с общим оборотом 5,5 млрд долларов по-прежнему оставался в руках республиканских властей и аффилированных с ними структур. По словам представителей «Системы», согласно подписанному с башкирами соглашению, в уставы предприятий вносятся изменения, позволяющие представителям холдинга в советах директоров блокировать любые решения других акционеров. Все сделки на сумму более 10 млн долларов должны одобряться правлением предприятий, которое будет избрано в течение ближайших недель.

На фоне резкого ухудшения отношений властей Башкирии с центром передача формального контроля над республиканским ТЭКом может рассматриваться либо как попытка откупиться от Москвы через допуск к себе федеральной компании, либо, наоборот, как следствие давления центра на Муртазу Рахимова - смотря от кого исходила инициатива сделки.

В то, что «Система» станет новым собственником республиканского достояния, верится с трудом; слишком уж непрофильные для нее эти активы, да и денег на выкуп взятых в управление акций у холдинга сейчас нет. Закономерен вопрос: кому в итоге достанется башкирский ТЭК? Нет и намека на ответ, поэтому мы позволили себе выстроить некоторые предположения на сей счет.

Достояние Урала

Башкирские нефтяные активы представляют собой весьма разнородное сочетание. Из 5,5 млрд долларов суммарной выручки предприятий 4 млрд приходится на долю «Башнефти», компании, являющей собой иллюстрацию падающей фазы нефтедобычи (пик в 45 млн тонн был пройден в республике сорок лет назад, к 1990−м добыча упала до 25 млн тонн, с тех пор еще сократилась более чем вдвое). Тяжелая и высокосернистая башкирская нефть - одна из худших в стране, и продать ее с хорошей маржой затруднительно (даже при пиковых ценах этим летом «Башнефти» удалось экспортировать только 20% добытой нефти, остальное осталось в республике). Слабость республиканской нефтедобычи возмещает нефтепереработка: три уфимских НПЗ, перерабатывающих в год 19 млн тонн нефти, - одни из самых эффективных в России. Выход светлых нефтепродуктов из тонны нефти у них составляет 62%, тогда как в среднем в стране - 48%.

Несмотря на это финансы заводов выглядят несколько странно: их суммарная выручка составляет треть выручки «Башнефти», хотя они перерабатывают вдвое больше, чем та добывает. Чистая маржа уфимских НПЗ с барреля переработанной нефти составляет в среднем три доллара, то есть впятеро меньше, чем у российских ВИНК. Объяснение этих странностей прямо вытекает из других необычных фактов, а именно из того, каким образом НПЗ Башкирии вообще оказались вне российских ВИНК.

Сейчас мало кто помнит, что при создании «ЛУКойла» в начале 1990−х в его состав был передан в числе прочего Новоуфимский НПЗ, которого у нефтяной компании сейчас нет. Дело в том, что спустя два дня после подписания постановления Совмина РСФСР о создании «ЛУКойла» власти Башкирии во главе с Муртазой Рахимовым объявили все промышленные активы, находящиеся на ее территории, собственностью республики. Центр стерпел это в рамках популярной в те годы схемы «лояльность в обмен на активы», но юридически оформлять «подарок» башкирские власти, в отличие от коллег из Татарстана, не стали.

Акционированные предприятия были объединены под крылом холдинга «Башнефтехим» (которое позднее стало называться Башкирской топливной компанией, а еще позднее переродилось в «Башкирский капитал»), управляемого сыном президента Уралом Рахимовым. Продукции «Башнефти» для загрузки НПЗ явно недостаточно, однако республиканские власти быстро пришли к выводу, что из-за непростых отношений с федеральным центром приобрести значимые нефтяные активы за пределами Башкирии им не дадут и надо работать с тем, что есть.

Во второй половине 90−х ставка была сделана на модернизацию НПЗ уфимской группы. Так, на Новоуфимском НПЗ в 1997 году была введена в строй первая в России полноценная установка изомеризации, на «Уфаоргсинтезе» запущено производство полипропилена. Тогда же были увеличены мощности крекинг-процессов, позволившие поднять выход светлых нефтепродуктов сразу на 10%. Инвестиции окупались, поскольку в условиях расцвета свободного рынка нефти нефтетрейдеры стремились перерабатывать нефть именно в Уфе, где из нее можно получить больше светлых фракций, а заодно облегчить для себя налоговый режим.

Закат благоденствия башкирского ТЭКа начался в 2001 году, когда центр объяснил республиканским властям, что налоги платить все же надо. После этого операционная деятельность НПЗ начала осуществляться через компании, зарегистрированные в Байконуре, который тогда имел полуофшорный статус. Ответом на это стало первое заведенное федеральными властями дело в отношении башкирских предприятий: уфимские НПЗ должны были заплатить в федеральный бюджет около полумиллиарда долларов. В 2003 году в управление «Газпрому» был передан «Салаватнефтеоргсинтез», а претензии налоговиков отклонены вышестоящими инстанциями.

В 2005 году вслед за «Газпромом» в республику пришла еще одна федеральная компания: блокирующие пакеты акций республиканского ТЭКа за 600 млн долларов приобрела АФК «Система». Мотивы холдинга, основа которого - далекий от нефтянки телекоммуникационный бизнес, до сих пор остаются неясными. В следующем году республиканские власти решили, что «Башкирский капитал» полезно освободить от принадлежащих ему активов, в результате чего контрольные пакеты предприятий ТЭКа оказались у четырех благотворительных фондов с неустановленными, но предполагаемыми бенефициарами. В прошлом году федеральные органы власти посчитали этот шаг формой ухода от налогов и потребовали передачи контрольных пакетов акций в госсобственность. Поскольку и это решение было оспорено, акции, которые сейчас переданы в управление «Системе», до сих пор арестованы, правда, и в федеральную собственность так и не перешли.

Рахимов и девять гномов

Все перипетии борьбы федеральных и республиканских властей пока почти никак не сказались на работе главного башкирского достояния - уфимской группы НПЗ, которые, как и десять лет назад, работают на условиях процессинга, т. е. переработки давальческого сырья. При этом в отличие, например, от Московского НПЗ, также не имевшего сырьевых ресурсов, никто из поставщиков никогда не пытался получить хоть какой-то контроль над этими весьма привлекательными активами - правила игры на этом рынке полностью диктуются республиканскими властями. Поэтому давальцев довольно много (см. график 2), их состав часто меняется, а доля каждого строго квотирована.

Среди участников уфимского рынка - компании совершенно разного профиля, явно преобладают многоотраслевые холдинги средней величины, имеющие определенный административный ресурс для работы в башкирских условиях. Впрочем, условия эти, со слов знакомых с отраслью специалистов, довольно специфические. Прежде всего башкирский ТЭК сохраняет элементы плановой экономики: большинство давальцев обязаны заниматься переработкой тяжелой высокосернистой нефти, поставляемой «Башнефтью», иногда на компании накладываются обязательства социального характера, например по поставкам мазута для энергетики республики (так в Башкирии на протяжении уже 15 лет достигается «энергетическая независимость»). В недавние времена на нефтяную сферу республики влиял и политический фактор: когда в 1999 году Рахимов и кубанский губернатор Николай Кондратенко серьезно поссорились, Рахимов запретил поставки нефтепродуктов в Краснодарский край, на что Кондратенко ответил «зерновой блокадой».

Процессинг, предполагающий взимание некой фиксированной суммы за переработку сырья, в башкирских условиях скорее напоминает раздел прибыли, поскольку цена процессинга меняется вслед за ценой корзины нефтепродуктов. Каков «башкирский процент», доподлинно не известно, однако, исходя из чистой маржи на баррель уфимских заводов и ВИНК, можно сделать вывод, что эта цифра колеблется в районе 20%. Иными словами, прибыль рядового давальца составляет порядка 130 млн долларов в год, вернее сказать, составляла в 2007 году. Сейчас российский нефтетрейдинг переживает не лучшие времена и работает с куда меньшей маржой из-за резкого ухудшения экономики экспорта нефтепродуктов и замедления внутреннего спроса (см. «Осенний срыв» [1] в № 42 «Эксперта» за 2008 год). Ухудшение конъюнктуры не могло не сказаться и на переговорной позиции давальцев в их взаимоотношениях с башкирскими властями.

Халиф на час?

Впрочем, больше всего давальцы опасаются не того, что «башкирский процент» резко вырастет, а того, что свернется их собственный бизнес после прихода на предприятие нового собственника. Стратегический интерес «Системы» к башкирскому ТЭКу старший вице-президент компании Сергей Дроздов объясняет перспективой роста капитализации и доходности этих активов, а также возможностью создания на их основе единого нефтяного холдинга. Что же касается процессинговых схем, то пересматривать их «Система» предполагает только после проведения аудита всех предприятий, так что давальцы могут пока не волноваться.

Впрочем, в качестве стратегического инвестора и потенциального собственника башкирских активов «Система», пришедшая туда три года назад, обычно не рассматривается хотя бы потому, что не имеет средств для реструктуризации нефтяных активов и вообще остро нуждается в деньгах. Долг холдинга превышает 9 млрд долларов, из которых более 2 млрд должны быть выплачены в первом полугодии следующего года. Годовая чистая прибыль «Системы» - полтора миллиарда, а стоимость контрольных пакетов акций башкирских предприятий исходя из сделки 2005 года можно оценить в 1,2 млрд долларов. Сергей Дроздов считает, что под покупку контрольных пакетов акций предприятий после снятия с них ареста холдинг вполне может привлечь средства.

Видимо, единственный шанс заработать на башкирском ТЭКе для «Системы» - это получение от конечного стратегического покупателя вознаграждения за его «дерахимизацию». О близком уходе Муртазы и Урала Рахимовых с политической и экономической арены сейчас можно говорить как о практически решенном вопросе. Весьма вероятно, что преемником Рахимова станет «варяг», не связанный с местной национальной бюрократией и не имеющий никаких собственных экономических интересов в республике. Однако с кем ему придется работать в республиканском ТЭКе?

Учитывая общую тенденцию на огосударствление российской нефтегазовой отрасли, логично предположить, что башкирские активы отойдут одной из двух государственных нефтегазовых компаний или же будут проданы государством одному из их частных конкурентов. Возврат/невозврат акций башкирских предприятий в госсобственность может влиять на схему, но не на результат возможной сделки. Структура поставок нефти на уфимские НПЗ вроде бы убеждает в правоте подобных рассуждений: не менее трети всей нефти в Уфу поставляют ВИНК. Однако при некотором рассуждении все они отсеиваются как потенциальные кандидаты на владение башкирскими активами.

Мистер Икс на подходе

Представитель одной из крупнейших российских нефтяных компаний год назад заявил нам, что группа уфимских НПЗ может быть преобразована в единый нефтеперерабатывающий комплекс. Для интеграции заводов и дальнейшего обновления их мощностей необходимо не менее 1 млрд долларов инвестиций, так что потенциальный собственник должен располагать не только сырьевыми, но и финансовыми ресурсами. Поэтому вряд ли государство доверит уфимские заводы «Роснефти», которая пока не в состоянии привести в божеский вид даже собственную нефтепереработку. Кроме того, «Роснефти» и так принадлежит семь НПЗ в России, и столь щедрый подарок может нарушить баланс сил в российской нефтянке.

По той же причине на роль хозяина Уфы не подходит «ЛУКойл», который хотя и является крупнейшим давальцем заводов и стремится к максимизации переработки нефти, но и без того один из лидеров российского топливного рынка. «Сургутнефтегаз» мог бы «разбить копилку», однако есть большие сомнения, что его интересуют башкирские НПЗ. ТНК-ВР, еще один поставщик нефти для Уфы, в последние годы только теряла активы в России и вряд ли получит доступ к уфимскому кусту. Наконец, «Газпром». Он подходит на роль потенциального владельца уфимских заводов, поскольку имеет уже пятилетний опыт работы в Башкирии («Салаватнефтеоргсинтез»). Однако известно, что «Газпром нефть» в последнее время продвигает идею создания в Санкт-Петербурге полноценной нефтяной биржи. Учитывая, что именно уфимские НПЗ до недавних пор были ценообразующими на свободном топливном рынке, логично было бы получить сначала контроль над ними или хотя бы войти на них в качестве давальцев. Однако сейчас «Газпром нефть» в Уфе не присутствует даже в качестве поставщика нефти.

Но если Уфа, похоже, не достанется ни одной из ВИНК, то кому же тогда? Выдвинем версию, что одному из международных нефтяных трейдеров российского происхождения вроде Gunvor и ей подобных структур. Как известно, маржа продаж нефтепродуктов на внутреннем рынке порой превышает маржу экспорта, и поэтому подобный шаг для международного трейдера будет выглядеть логично. Такая компания будет иметь достаточный административный ресурс, чтобы получить контроль над заводами и убедить некоторые не очень самостоятельные нефтяные компании поставлять на них нефть. Она сможет организовать эффективный экспорт уфимских нефтепродуктов как на внутренний рынок, так и за рубеж. В наличии у потенциального приобретателя финансовых ресурсов для модернизации заводов и скупки под них сбытовых сетей можно не сомневаться. Наконец, появление крупного независимого переработчика, совершенно необходимого нашему топливному рынку (см. «Вдохнуть душу в рынок» в № 17 «Эксперта» за 2008 год), будет выглядеть и как мера, направленная на оздоровление и демонополизацию рынка. Единственная проблема в том, что при этом могут лишиться бизнеса те два десятка давальцев, из которых, как нам кажется, при благоприятных условиях могли бы вырасти подлинно независимые от государства и ВИНК нефтепереработчики. В любом случае есть риск, что за видимой демонополизацией будет скрываться окончательное свертывание свободного рынка нефтепродуктов в России.






Новости и статьи

23 сентября

Преимущества привлечения тайных покупателей

С целью проверки качества обслуживания персонала компании заказывают услуги проверки тайным покупателем. Ознакомьтесь с перечнем основных преимуществ привлечения тайных покупателей.

Инвестиционные идеи
24 октября 2017 года

Биткоин взлетит до $25 тыс. в ближайшие пять лет

Аналитик Том Ли заявил, что если биткоин сможет достичь капитализации на уровне 5% от рынка золота, то его цена, скорее всего, достигнет $25 тыс. в ближайшие пять лет.

30 ноября 2016 года, АО "Открытие Брокер"

Алроса. Покупка после приватизации PDF, 154 КБ

В текущем году АЛРОСА имеет все шансы получить рекордные финансовые результаты, выраженные в рублях.

25 ноября 2016 года, Инвестиционная компания "АТОН"

ИНТЕР РАО: Торговая идея себя оправдала, потенциал реализован: ДЕРЖАТЬ PDF, 896 КБ

Акции «Интер РАО» подорожали на 28% с момента начала нами аналитического освещения компании 20 сентября, при этом только включение в индекс MSCI способствовало росту на 8%.

Блоги
  1. Grand Capital, 18 октября, 19:05

    Торги в России закончились в пятницу на положительной территории, следуя за внутренними историями, где главную роль играют высокие…
  2. AMarkets Finance, 18 октября, 18:00

    Терминал MetaTrader не работает после обновления macOS? Уважаемые трейдеры! Спешим предупредить вас о том, что недавнее обновление для…
  3. AMarkets Finance, 18 октября, 17:59

    GBPUSD: в понедельник ждем продолжения ралли! Артем Деев 18.10.2019 В ходе торговой сессии пятницы покупатели британской валюты продолжают…
Мои портфели
Индикаторы
Индексы
MICEXINDEXCF2 047,42–0,4606.03
RTSI1 110,46+0,2006.03
Акции
GAZP134,60–0,1506.03
GMKN9 324–0,1306.03
LKOH3 079–0,2106.03
ROSN332,0–1,3406.03
SBER162,00–1,4606.03
VTBR0,06600,0006.03
Курсы валют
EUR71,13+0,2319.10
USD63,95–0,0619.10
EUR/USD1,09–0,5331.12
GBP/USD1,47–0,4331.12
USD/JPY120,17–0,2831.12
EURUSD_TOM1,060,0006.03
EUR_TODTOM0,02–0,0406.03
USD_TODTOM0,02–0,0306.03
Мировые рынки
Dow17 473,32–0,7431.12
FTSE6 242,32–0,5131.12
Nikkei 22519 033,71+0,2730.12
S&P 5002 049,94–0,6531.12
Золото1 059,98–0,1231.12
Нефть Brent37,6+3,1331.12