Аналитика независимого агентства "Инвесткафе"
АВТОР:
СЮЗИ ВЕГА

агентство независимой аналитики "Инвесткафе"

Притча о трех ученых
 

Нобелевский лауреат по экономике Кеннет Эрроу нередко рассказывал своим студентам притчу о трех ученых:

Трое ученых — химик, физик и экономист — отправились путешествовать на яхте. Во время сильного шторма яхта потерпела крушение и затонула вместе с вещами и едой. Ученые вплавь добрались до маленького необитаемого острова, где росло несколько кокосовых пальм и протекал маленький ручеек. Никаких других растений на острове не было, животные тоже не обитали. Ученые сначала выпили воды и кокосового молока, но этого было недостаточно, очень хотелось есть. Увы, они успели спасти только одну банку с мясными консервами, а ножа, чтобы открыть банку, у них не оказалось.

Тогда они собрались на консилиум и стали решать, как открыть консервную банку без ножа.

Химик предложил:
– Давайте разведем костер и нагреем на огне банку, она и откроется от нагревания.

Физик не согласился:
- Это очень долго и сложно, коллега! У меня есть простое решение. На острове растут высокие пальмы. Мы найдем тут самую высокую пальму, рассчитаем траекторию полета банки до земли, залезем на дерево и бросим банку вниз, она и откроется!

А экономист, как бы между прочим, заметил:
- А я нашел решение еще более простое, чем вы…
- Какое же? – удивились химик и физик.
- Давайте предположим, что банка уже открыта!!!

Вот так Эрроу смеялся над слишком непрактичными экономистами. Эту притчу можно было бы рассматривать всего лишь как остроумную шутку. К сожалению, как показывает практика, в реальности некоторые экономисты выдают очень похожие "перлы".

Советы постороннего
 

Недавно одна из крупнейших американских консалтинговых компаний Wood Mackenzie опубликовала исследование Race for Supply: the Future of China’s Gas Markets. Оно посвящено развитию рынка газа в Китае, в том числе роли добычи газа из нетрадиционных источников в китайском газовом балансе.

Как сообщается в пресс-релизе, посвященном выходу этого исследования, добыча газа из нетрадиционных источников может составить ¼ всей добычи газа в Китае к 2030 году. А в 2030 году спрос на газ в Китае, по оценкам Wood Mackenzie, составит минимум 444 млрд кубометров по сравнению с 93 млрд кубометров в 2009 году. До 2020 года, по прогнозу консалтинговой компании, спрос на газ в Китае будет расти в среднем на 7,5% в год. Поистине, "златые горы" обещают Китаю американские консультанты!

"Нетрадиционный газ, — говорится в пресс-релизе консалтинговой компании, — является основной историей роста китайской газовой индустрии... Если китайские компании увеличат активность в добыче нетрадиционного газа, они будут искать партнеров и технологии еще на начальной стадии развития этого проекта, и тем самым создадут "окно возможностей" для опытных зарубежных партнеров. Уже в ближайшее время такое окно будет открыто международным нефтяным компаниям, которые смогут получить доступ в Китай и применить там навыки, апробированные ранее в Северной Америке".

Китай — это не Польша

Фундаментальные выводы Wood Mackenzie основаны на предположении, что КНР – одна из многих развивающихся стран. Как Польша, например, куда американские корпорации влезли со своим авантюрным проектом по добыче сланцевого газа. И забыли эксперты, что китайцы не испытывают священного трепета перед термином "американский опыт", в отличие от нас, грешных, образца 90-х годов. Китайцы уже, кстати, используют опыт транснациональных корпораций без всяких "советов постороннего". Так, в строительстве газотранспортной инфраструктуры больше всего преуспела ВР, благодаря ее экс-главе лорду Брауну и помощи со стороны Тони Блэра. В области нефтехимии в Китае успешен Chevron, и эта же компания работает вместе с CNPC по проектам добычи природного газа в Бохайском заливе. Кроме него, в китайскую нефтехимию и нефтепереработку пришли Exxon Mobil и ConocoPhillips, но только как участники совместных предприятий с китайскими корпорациями CNPC (Conoco) и Sinopec (Exxon Mobil). Однако, несмотря на достаточно обширное присутствие в Китае американских корпораций, их доступ к недрам и даже к переработке сырья достаточно ограничен как местными корпорациями, так и государством. А на местный газовый рынок их вообще пока не допускают (проекты по геологоразведке и добыче не в счет). Проникновение на этот рынок ВР – результат высококачественного управления этой компанией при Брауне (я об этом писала в статье "Повелитель бури"), а также хороших китайско-британских отношений в те времена. Но для этого во главе Великобритании был необходим сильный премьер.

А что касается проектов по добыче нетрадиционного газа — давайте посмотрим, насколько это выгодно Китаю.

Потребность в "голубом топливе"

Согласно альтернативным исследованиям китайского рынка газа, проводимым в самом Китае, России и других азиатских странах, начиная с 2010 года, дефицит газа в КНР должен составить 30% от спроса, т.е. текущая добыча газа китайскими корпорациями может удовлетворить потребности промышленности и населения в газе только на 2/3 . Газ необходим Китаю не только для финансирования высоких темпов экономического роста (развитые отрасли металлургии и химии в Китае требуют газа, и всем без исключения нужна электроэнергия). Это важно еще и для решения экологических проблем – большинство китайских электростанций работают на угле. Наконец, со временем газовые двигатели постепенно начнут составлять серьезную конкуренцию бензиновым, а в КНР все больше внимания уделяется новым технологиям. Дефицит газа при таких темпах экономического развития означает рост потребности в импорте газа. В 2014–2015 годах дефицит газа в Китае только усилится (до 40–45%), так как собственной добычи будет не хватать для насыщения агрессивно растущего спроса, и потребность в импорте "голубого топлива" станет чрезвычайно актуальной. В 2016–2020 годах импорт постепенно сократит дефицит газа в Поднебесной до 34%, однако не устранит его полностью. Вот тут, вероятно, понадобится либо увеличивать объемы импорта газа, либо активизировать собственную добычу газа из нетрадиционных источников.

Добыча природного газа в Китае, спрос на газ и дефицит газа, 2007–2020 годы



Источники и прогнозы: China National Development and Reform Commission, журнал "Атомная стратегия".

А теперь, как тот экономист из притчи о трех ученых, «давайте предположим», что Китай уже определился с проблемой восполнения дефицита газа, и именно за счет нетрадиционных источников. Для этого обратимся к собственному китайскому опыту.

Китай справится сам
 

Вопрос о добыче угольного метана в Китае был поднят еще в начале 90-х годов в связи с высокой аварийностью на угольных шахтах, приводящей к огромным человеческим жертвам, и в связи с необходимостью сокращать выбросы углекислого газа в атмосферу, которые ранее достигали в отдельные годы 19 млрд кубометров! По геологическим оценкам, в недрах Китая содержится 36 трлн кубометров шахтного метана. И тогда власти КНР обратили пристальное внимание на опыт США, где такой метан начали добывать еще в 1983 году (обратим внимание, что этот проект тогда никто не пиарил, добывали такой газ небольшие независимые производители, а транснациональные корпорации воротили от таких проектов нос). В этой связи в Китае еще в 1996 году была учреждена специализированная Китайская объединенная корпорация по угольному метану (CUCBM). В КНР планируется, что к 2015 году производство угольного метана в стране должно достигнуть 10 млрд кубометров (сейчас добывается около 5 млрд кубометров). Угольный метан используется в промышленности, электроэнергетике и бытовом секторе. Добычу угольного метана ведут CUCBM, CNPC, небольшие китайские производители газа, а также небольшие иностранные компании. Еще в 2007 году власти Китая начали предоставлять налоговые льготы предприятиям, добывающим шахтный метан, включающие полное возмещение НДС и даже льготы по налогу на прибыль. Следует отметить, что в США вплоть до 1994 года также применялись налоговые льготы при добыче шахтного метана, а сейчас добыча угольного метана в Штатах достигла 50 млрд кубометров.

"Золотой" газ
 

Несмотря на то, что у властей КНР есть понимание того, что добыча угольного метана – это не сказка, красиво написанная иероглифами на шелке, а реализуемый проект, похоже, что в их 11-летних планах развития экономики отсутствует ответ на главный вопрос – сколько нетрадиционного газа Китай сможет реально добыть и поставить потребителям. При огромных потенциальных запасах угольного метана (минимум в 36 трлн кубометров!), китайские власти достаточно осторожны в прогнозах – добыча шахтного метана может составить всего 50 млрд кубометров к 2020 году (140 млрд кубометров собственной добычи + еще 50 млрд кубометров угольного метана недостаточно, чтобы покрыть дефицит). Более того, в данный момент произведенный угольный метан не особо востребован китайскими потребителями – до них доходит всего 35–40% добытого газа, остальной вынуждены утилизировать тут же на месторождениях (по сообщениям японских и ряда российских СМИ).

Проблема в том, что себестоимость добычи угольного метана невероятно высока (около $280–290 за тысячу кубометров). А при транспортировке на дальние расстояния цена, разумеется, будет возрастать. Да и система газопроводов в КНР пока еще недостаточно развита. В основном, угольный метан добывается в северных провинциях Шаньси и Шэньси, есть также планы по добыче шахтного метана в автономной области Синьцзян на западе и в юго-восточной провинции Аньхой. Однако проблема в том, что продать этот газ практически некуда, кроме как промышленным потребителям и населению своего же региона. На севере вырабатывается значительная часть (до четверти) всей электроэнергии в Китае, работают электростанции преимущественно на угле. Тем не менее не все электростанции будут переходить с угля на угольный газ, так как в любом случае использовать уголь в качестве топлива в настоящее время дешевле, чем угольный газ. Кроме того, при увеличении масштабов добычи метана на севере Китая неизбежно поднимется вопрос об ограниченности водных ресурсов. Чтобы увеличить возобновляемые запасы воды на севере, придется инвестировать дополнительные средства, и тогда себестоимость добычи метана значительно возрастет. Таким образом, у потребителей, по всей видимости, не будет интереса приобретать газ по непомерно высокой цене, тем более, что запасы угля в Китае огромны, а себестоимость добычи и рыночная цена – ниже, чем у шахтного метана. Да, на бумаге все выглядит гораздо красивее…

О затратах и преимуществах
 

Несомненно, у Китая есть существенная потребность в дополнительных объемах газа. Однако затраты на добычу нетрадиционного газа намного превышают ее выгоды: инвестировать нужно много, а результат даже не позволит покрыть дефицит. В связи с этим вопрос: "Для чего так много газа Китаю?" выглядит весьма актуальным. Увеличивать добычу нетрадиционного ресурса, который пока не находит своего потребителя – достаточно авантюрная затея. Уж лучше применять другие источники топлива и энергии. А расчеты некоторых экспертов, к сожалению, нередко осуществляются по принципу "давайте предположим, что все уже сделано". Их практическая ценность минимальна.